Главное меню

Рыба гниет с головы

Недавно на главной площади республики состоялся пикет известной дагестанской активистки Ларисы Бачиевой. Ничего особенного. Пикет как пикет. Но женщина, и надо отдать ей должное, не вышла со своей частной проблемой, а обозначила крайне болезненную тему для всей республики – спасение моря и рыбы в ней.

Лозунг активистки: «Владимир Абдуалиевич, наши налоги и все сборы направьте на очистные сооружения Каспия и Ак-Геля» — такая вот трактовка. Короче говоря, активистка предложила за счет налогообложения решить такую важную для всех экологическую беду, как загрязнение моря и развитие рыбной отрасли. И как же тут без сарказма? Ведь региональную налоговую сферу ныне курирует отпрыск того, кто, эту самую рыбную отрасль губил.

Все как есть, ничего личного. Отец нашего вицепремьера Гаджимагамеда Гусейнова – Гаджибутта Гусейнов, еще в лихолетье 90-х, будучи директором Махачкалинского рыбного порта, стоял в рядах широкой компании, в буквальном смысле уничтожившей рыбную отрасль. А теперь, пусть даже и в фантазиях дагестанской пикетчицы Бачиевой, сын Гаджибутты должен будет тратить  народные налоги на исправление «косяков» собственного отца. …И смех и грех.

Рыбная промышленность – всегда была одной из передовых отраслей пищевой промышленности Дагестана. Речь тут даже не о ценных осетровых, которых истребили практически на корню, а о самой обыкновенной промысловой рыбе. Знаменитая каспийская килька – это только один из продуктов, который уходил на экспорт далеко за пределы республики. Можно даже сказать, что это даже был главный бренд региона, а не как сейчас — форменное унижение в образе экспортируемых низкокачественных напитков Денеб или третьесортной воды Рычал-Су. Мощная рыбная инфраструктура с десятками габаритных кораблей к концу 90-х попросту развалилась. А когда в 2001 году встал вопрос о дальнейшем развитии рыбопромысловой сферы, то просто плюнули в душу тысячам работникам этой отрасли, фактически бросив их на произвол судьбы. Факт остается фактом: менеджмент махачкалинского рыбного порта просто исполнил «тему» по личному обогащению. Не пропадает ведь десяток кораблей бесследно: они либо все разом утонули, либо, что более вероятно, их продали.  

Элементарно, сегодня у республики нет даже кораблей, чтоб выходить за рыбой в море. Разбежались и все более-менее квалифицированные работники.

Что мы имеем в итоге? — Насколько известно, министерство природы республики, которое с недавних пор вплотную озадачено возрождением рыбного промысла, привлекает на возмездной основе ростовские корабли для промысловой работы на Каспии. В это трудно поверить, но это действительно так.

Если глобально эту сферу разбирать, то основной перелом здесь произошел в лихих 90-х, когда дагестанскую часть Каспийского моря разделили различные мафиозные группы, подкупая и беря в оборот директоров рыбных предприятий. К сожалению, такие люди, как директор махачкалинского рыбного порта Гаджибутта Гусейнов, без особого сопротивления прогнулись под эти выгодные для себя обстоятельства. Об этом говорит количество нажитого имущества, и не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы понять, что бывший начальник рыбного порта совсем не в Русском лото оброс многочисленными дорогостоящими объектами имущества.

Поколения сменились, и сегодня на аванс-сцену уже выходит сын этого господина. Говорят, на безрыбье и рак рыба. Так вот, именно эту самую эпоху политического безрыбья мы переживаем сегодня, поскольку практически вся руководящая верхушка оказалась разоблаченной и наглухо разбитой. На смену, типа, должны были прийти люди с невероятными способностями и отсутствием пятен в биографии. Но мы, пока таковых не видим. А если и видим, то еще больше видим их нерасторопность и беспомощность. И о каких отсутствиях пятен может идти речь, если кроме сплошных пятен никто не появляется.

Невзначай возникает и другой вопрос: что будет, если, как у нас не редко бывает, человек вроде того же самого Гусейнова вдруг увеличит свой аппаратный вес. К гадалке не ходи, но совершенно точно, что спекулянтские гены обязательно дадут о себе знать.

Сам Гусейнов, придя в республику, говорил  об увеличении новых  поступлений в бюджет республики. Мы конечно обыватели и не шарим во всех этих замысловатых цифрах, но явные глупости заметить всегда можем. Где он собирается искать резервы, о которых шла речь еще на первых порах. Истекший год с его назначения показал, что под резервами подразумевались карманы бедолаг и бенефициаров мелкого бизнеса. А как же быть с крупными объектами, где все налоговые вопросы как и раньше решаются на договорной конвертной основе.

Более того, Гусейнов год назад говорил и о том, что Дагестан должен повышать инвестиционную привлекательность для зарубежных и российских инвесторов. Опять ничего из заявленного реализовать не удалось, если не брать в расчет татарских бизнесменов, которые подозрительно легко получают кредитные портфели и оприходывают республику.

А еще он говорил, и мы это помним, что за каждый проект должен отвечать конкретный человек. – Без проблем, братишка! Только прошел год и за свои промахи не мешало бы ответить публично. Про упущенные 10 миллиардов тоже не забыли, которые не успели освоить только потому, что курирующее лицо не способно анализировать собственный КПД. Здесь показатель не грамоты и благодарности, а такие вот статьи на интернет просторах независимой прессы. 

Рыба гниет с головы

Поделиться статьей:


Оставить комментарий