Главное меню

Грузия: антироссийская оппозиция готовится взять реванш

Конфликт в Грузии продолжает развиваться. Становится очевидным, что он связан с противоречиями между Россией и США за влияние на эту кавказскую страну.

Следует отметить, что формально Грузия неизменно держит курс на евроатлантическую интеграцию.

1 октября 2012 года на парламентских выборах в Грузии победила партия Бидзины Иванишвили «Грузинская мечта», получив 85 мест из 150 мест в парламенте. Это стало началом краха Михаила Саакашвили и его партии «Единое национальное движение» (ЕНД), получившей тогда 65 мест.

Олигарх Бидзина Иванишвили, который является одним из самых влиятельных политиков в Грузии, на словах всегда осуждал «российскую оккупацию», а вину за проигранную в 2008 году войну неизменно возлагал на Михаила Саакашвили, который «организовал большую провокацию и создал повод для вторжения России».

На деле этот бывший совладелец банка «Российский Кредит» и Красноярского алюминиевого завода за время своего опосредованного правления (он является лишь председателем правящей партии) поддерживает довольно тесные отношения с Кремлём. По данным СМИ, при Бидзине Иванишвили российские инвестиции в Грузию значительно выросли. Сегодня российская компания «ИНТЕР РАО ЕЭС» владеет 75% тбилисской электрораспределительной сети «Теласи», Гардабанской ТЭЦ, двумя ГЭС «Храми-1» и «Храми-2»; российская «Энергия» купила «Дариал-ГЭС», «Ларси-ГЭС» и «Шилда-ГЭС», Михаил Фридман — компанию «Боржоми» и др.

Кроме того, оппоненты указывают на то, что при Бидзине Иванишвили США и НАТО не разместили никаких серьёзных объектов на грузинской территории. Его поддержка на выборах президента Грузии в 2018 году откровенно прозападной Саломе Зурабишвили была, скорее, отвлекающим манёвром.

Разумеется, проамериканские силы воспользовались поводом, чтобы попытаться взять реванш.

Полицейскими мероприятиями с применением слезоточивого газа и резиновых пуль пока не удалось подавить выступления оппозиционеров, которых координирует партия Саакашвили ЕНД.

Под давлением улицы грузинские власти уже пошли на большие уступки оппозиции. Так, 21 июня в отставку ушёл спикер грузинского парламента Ираклий Кобахидзе, а 24 июня глава «Грузинской мечты» Бидзина Иванишвили заявил, что ближайшие парламентские выборы (в 2020 году) пройдут по пропорциональной системе и к тому же с «нулевым барьером». Такая либерализация позволит даже маргинальным политическим силам провести своих представителей в парламент. Тем не менее, оппозиция добивается новой победытребует отставки соратника Бидзины Иванишвили, министра внутренних дел Георгия Гахария.

Грузинская оппозиция в случае прихода к власти не отстоит территориальную целостность и не изменит кардинально геополитический статус республики

Нужно сказать, что Грузинская ССР не сумела выйти из состава СССР полностью всей своей территорией: в результате вспыхнувших конфликтов Грузия в 1992-м году потеряла 20% своей территории.

Так, уже в августе 1992 года начался военный конфликт между вооружёнными силами Грузии и Абхазии, завершивший к сентябрю 1993 года фактическим отделением последней.

В Южной Осетии фактическая независимость от Тбилиси возникла несколько раньше — когда в сентябре 1990 года Совет народных депутатов Юго-Осетинской автономной области провозгласил национальный суверенитет «Юго-Осетинской Советской демократической республики». Примечательно, что грузинские князья и ранее не контролировали южноосетинские территории, а при попытке грузинских властей в 1918—1920 годах всё же взять под контроль южноосетинские роды они столкнулись с тремя восстаниями осетин, настаивавших на включении их в состав России.

Таким образом, обе республики фактически заявили о желании быть единым целым с Россией, но не с Грузией.

Грузии пришлось принять около 300 тысяч беженцев, тогда как в Абхазии выросла доля абхазов (с 18% в 1989 году до 50% в настоящее время), а в Южной Осетии — осетин (с 66% в 1989 году до 90% в настоящее время). Очевидно, что титульные нации были готовы мирно сосуществовать с грузинами в рамках единого СССР, но оказались резко против проживания в «независимом грузинском государстве». Теперь же процесс избавления от Грузии и грузин зашёл столь далеко, что о единой Грузии можно забыть.

В настоящее время тема потерянных территорий, согласно соцопросам, остаётся самой важной для 27% граждан Грузии, как свидетельствует недавний соцопрос, проведённый американским «Национальным демократическим институтом» в 2018 году.

Исследования показывают, что примерно 60% грузинских граждан голосует партии условно пророссийской направленности (близкие к Бидзине Иванишвили), а 40% — прозападные и антироссийские (близкие к Михаилу Саакашвили). Хотя, разумеется, пророссийские силы выступают лишь за взвешенные и прагматичные отношения с РФ, понимая, что усиление русофобии и базы НАТО собственно Грузии никакого выигрыша не принесут.

К чему может привести новый реванш проамериканской оппозиции в Грузии? Вероятно, умеренно пророссийское правительство может пасть, и к власти придут радикальные националисты. Они могут пересмотреть сделки с участием инвесторов из России (и последние потеряют часть своих вложений), могут начать активно поддерживать все антироссийские силы на Кавказе, могут также одобрить размещение на своей территории каких-либо объектов НАТО. В то же время, радикально антироссийский курс, вероятно, приведёт к доминированию в Грузии турецких капиталов и влияния, что хотя и будет болезненным для России, ни к каким фатальным провалам не приведёт.

Давление оппозиции, поддержанное глобальными медиа, уже привело к серьёзным уступкам оппозиции — к отставке спикера грузинского парламента Ираклия Кобахидзе и к согласию правящей партии провести предстоящие в 2020 году парламентские выборы по пропорциональной системе. Вполне вероятно, что властям придётся «сдать» также и министра внутренних дел Георгия Гахарию. Мишенью оппозиции может стать и премьер-министр Грузии, также ставленник Иванишвили, Мамука Бахтадзе и мэр Тбилиси и один из лидеров «Грузинской Мечты» Кахабер Каладзе.

Бойкот со стороны России — нынешние экономические санкции, запрет туризма в Грузию, эмбарго на поставки грузинских вин и фруктов, запрет с 8 июля российским авиакомпаниям воздушных перевозок из РФ в Грузию — на данный момент лишь подогреет антироссийскую истерию и, скорее, усугубит положение режима Иванишвили. В перспективе же Россия продемонстрирует этим своё силовое превосходство, что будет подрывать позиции радикальных русофобов.

В случае поражения умеренно-пророссийских сил (такой сценарий вполне вероятен) в республике усилится влияние иных государств — США и Турции, тогда как Россия потеряет часть своих инвестиций. В то же время, серьёзных геополитических угроз такой сценарий всё же не несёт.

Поделиться статьей:


Оставить комментарий