Главное меню

Перспективы реформирования Пенсионного фонда

Минтруд начал подготовку к реформе Пенсионного фонда

Представители российского Министерства труда и социальной защиты выступили с инициативой внесения изменений в организационно-правовую форму трех государственных внебюджетных фондов. Предлагается предоставить Пенсионному фонду России (ПФР), Федеральному фонду обязательного медицинского страхования (ФОМС) и Фонду социального страхования (ФСС) статус публично-правовых компаний (ППК). При этом в пресс-службе ведомства от каких-либо комментариев отказались.

Идея преобразования ПФР в публично-правовую компанию обсуждалась в Белом доме еще в конце 2017 г. Председатель фонда Антон Дроздов позже рассказывал, что кроме публично-правовой компании обсуждались также формы некоммерческой организации и казенного учреждения. Отметим, что поручение о внесении на рассмотрение правительства предложения о правовом статусе внебюджетных фондов до 1 апреля дала заместитель председателя Кабмина Татьяна Голикова, курирующая эту сферу. Премьер подчеркнула, что все три вышеуказанных фонда работают на одной законодательной основе и поэтому должны иметь единый подход. По словам министра, правительству необходимо определиться со статусом этих фондов и их ролью в системе соцстрахования. Обсудить предложения Минтруда с экспертами предполагалось во II квартале этого года. Если эти фонды станут публичными компаниями, они будут выведены из-под подчинения министерств, к ним будет больше доверия со стороны населения, говорила ранее вице-премьер по соцполитике Татьяна Голикова.

Преобразование внебюджетных фондов позволит в перспективе объединить их в единый государственный социальный фонд. За объединение фондов в единую структуру Голикова выступала, будучи еще председателем Счетной палаты. В числе возможных плюсов она называла повышение прозрачности новой структуры за счет публичного статуса, а также сокращение административных издержек.

Сейчас внебюджетными фондами фактически управляют профильные министерства, в результате фонды работают как госучреждения, пояснил первый директор Федерального фонда ОМС Владимир Гришин. У Пенсионного фонда сейчас даже нет единого учредительного документа, в котором были бы прописаны его полномочия и организационно-правовая форма. Преобразование фонда в публично-правовую компанию позволило бы ему свободнее распоряжаться средствами — наращивать резервы, инвестировать и размещать свободные деньги. По итогам 2017 г. переходящие остатки ПФР составляли 234,2 млрд руб.

Но с учетом того, что в течении длительного времени положение дел с негосударственными пенсионными фондами вообще находится за гранью понимания, и при этом масса людей в прямом смысле слова пострадала, возникает вопрос, нужно ли это делать. В ситуации, когда слишком много финансовых рисков, непонятно, с какой стати государство в очередной раз пытается создать какую-то новую структуру, совершенно не пытаясь объяснить ни риски этой структуры, ни ответственность того же государства или какой-то иной структуры.

В настоящее время идет обсуждение суммы, ниже которой автоматическое включение в новую пенсионную систему не произойдет.

Как свидетельствуют данные ЦБ, всего 6,2 млн человек в России откладывают на пенсию сами. Чаще всего это сотрудники крупных корпораций, где накопительная пенсия входит в социальный пакет.

Следует отметить, что Кремль в курсе этой дискуссии. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков назвал предложение Минтруда «рабочей инициативой». Установление правового статуса внебюджетных фондов позволит в дальнейшем объединить ПФР, ФОМС и ФСС в единый государственный социальный фонд. Эта структура — ее в правительстве называют мегарегулятором — возьмет на себя весь комплекс социального страхования.

Что принципиально — функционал публично-правовой компании регулируется отдельным законом или указом президента. Это даст возможность установить особый порядок работы социальных фондов. Но главное, новый статус фондов позволит государству решить щекотливый вопрос о форме собственности на средства бюджета социальных фондов. В том числе, на пенсии. «Сейчас мы находимся в той парадигме, что пенсии — это государственные средства, которые являются частью бюджета фонда, а этот бюджет является частью бюджетной системы России, и все это гарантируется государством. Поэтому с точки зрения статуса фонда если мы входим в публично-правовую компанию, то отношения с государством должны быть перестроены», — туманно объяснял ранее Антон Дроздов.

О нынешней значимости ПФР говорит тот факт, что его глава Антон Дроздов — всего-навсего бывший руководитель департамента правительства. То есть, чисто техническая фигура. Зато если получить власть над всеми тремя внебюджетными фондами — стать главой единого фонда социального страхования всего населения России, получится очень серьезная позиция. Хотя бы потому, что под контролем такого фонда окажутся средства в объеме более 10% ВВП РФ — более 10 трлн. рублей. Для сравнения: в 2019 году все расходы федерального бюджета составят 18,29 трлн.

Кроме того, переход к публично-правовой форме позволит перевести управление фондами на трехстороннюю основу — с участием государства, представителей профсоюзов и работодателей, заметил секретарь комитета РСПП по развитию пенсионных систем и соцстрахованию Вячеслав Батаев.

«Публичный статус социальных фондов давно напрашивался; главное, чтобы на деле и работодатели, и профсоюзы имели реальную возможность принимать участие в управлении фондами, голосовать по решениям, имели реальные рычаги влияния», — сказал Батаев. «В любом случае, на первом месте основа управления должна быть трехсторонняя», — заявил председатель Федерации независимых профсоюзов России Михаил Шмаков.

Помимо задачи аккумуляции государственных ресурсов, которая позволит использовать временно свободные средства бюджета одного фонда в бюджете другого фонда, можно еще говорить о том, что из-за того, что многие функции дублируются, объединение может снизить затраты на администрирование. Что касается выбора организационно-правовой формы, ситуация сложная. Дело в том, что в наше законодательство не всегда хорошо вписываются такие структуры, которые не имеют явной нацеленности на то, чтобы, с одной стороны, быть предприятиями в классическом смысле, и на то, чтобы быть органами государственной власти, с другой стороны. И орган управления государственным внебюджетным фондом попадает в такую «правовую лакуну», в некотором смысле находится вне правового поля. И поэтому возможно, что какие-то новые организационно-правовые формы, которые были созданы в последние годы, будут более адекватны, чем, например, статус казенного учреждения, который получают сейчас отделения управления такими фондами в регионах. Возможно, с точки зрения каких-то менеджерских задач, это будет более правильно.

Но пока никто не знает подводных камней, которые возникают, исходя из складывающейся практической ситуации. Понимая, как выглядит ситуация сейчас, мы не знаем, какие правовые коллизии могут возникать, например, с управлением имуществом структур, работающим по новой организационно-правовой форме, или с устранением кассовых разрывов, которые могут возникать в их деятельности. Есть масса вопросов, на которые может ответить только практика. Предусмотреть, какие проблемы могут возникнуть на практике, очень сложно.

Что касается потенциального объединения фондов, определенные издержки снизятся. Но есть как минимум один очень важный подводный камень. Это задача сделать общую базу. С этим будут самые большие проблемы. Перед тем, как объединяться, надо решительно размежеваться, иными словами, нужно понять, как одна база данных бьется с другой. Это самый главный вопрос. До сих пор это удалось сделать только Федеральной налоговой службе. Если единая база данных будет, это, конечно, снизит и другие издержки, и не только по социальному обеспечению, но и по многим другим видам деятельности.

 Трансформацию Пенсионного фонда России в публично-правовую компанию необходимо производить постепенно и с большой осторожностью, чтобы избежать негативных последствий. Между тем, подведение под единый правовой статус всех трех внебюджетных фондов станет значительным шагом к объединению их в одну единственную структуру. Создание подобного мегарегулятора позволит переложить на него весь спектр социального страхования в стране.

Поделиться статьей:


Оставить комментарий