Главное меню

Минэкономики все еще ищет способы ускорить темпы роста ВВП

Экономическому росту требуются модели

Модель экономического роста, которая способна разогнать темпы увеличения российского ВВП до уровня, необходимого для вхождения РФ в пятерку крупнейших экономик мира, пока окончательно не сформирована. Такое признание глава Минэкономики Максим Орешкин 23 мая сделал на расширенном заседании коллегии ведомства. Для ускорения темпов роста требуется существенное усиление инвестиционной активности — нынешних 4% прироста инвестиций для этого недостаточно. Среди предложенных рецептов — дебюрократизация экономики, повышение результативности инвестиций госкомпаний и развитие конкурентной среды.

Расширенное заседание коллегии Минэкономики, по признанию главы ведомства Максима Орешкина, стало самым коротким за историю министерства. Он объяснил это попыткой отойти от шаблонов и желанием действовать неординарно. Возможно, впрочем, что отчасти краткость мероприятия объяснялась еще и отсутствием на нем первого вице-премьера и министра финансов Антона Силуанова. «Это не означает, что между министрами плохие отношения, как это иногда бывает в жизни»,— заверил глава правительства Дмитрий Медведев. Он сообщил, что первого вице-премьера нет, поскольку он получает госнаграду (вероятно, премьер говорил о прошедшем в Кремле вручении наград президентом; официальной информации о награждении Антона Силуанова 23 мая не было).

Дмитрий Медведев обратил внимание на изменение экономической риторики: если еще несколько лет назад в выступлениях регулярно звучало слово «кризис», то теперь идут дискуссии на тему создания условий для устойчивого экономического роста с темпом свыше 3% для вхождения России в пятерку крупнейших экономик мира.

Однако Минэкономразвития предлагает набор рецептов, которые с небольшими вариациями переходят из правительства в правительство уже много лет. У правительства нет модели экономического роста, которая способна разогнать темпы роста российского ВВП, признал глава Минэкономики Максим Орешкин на расширенном заседании коллегии ведомства. Согласно базовому сценарию МЭР, экономика уже в 2021-м году ускорится вдвое — до 3,1%, а к 2024 году разгонится до 3,3%. Резкий экономический рост, что любопытно, должен происходить в условиях падения цен на нефть. Баррель российской Urals, который сейчас стоит более 70 долларов, в следующем году по прогнозам подешевеет до 59,7 доллара, а к 2024 году будет стоить лишь 53,5 доллара.

Между тем, темп роста валового внутреннего продукта России в апреле текущего года восстановился до 1,6% в годовом выражении после временного замедления в начале года. Об этом свидетельствуют данные доклада Минэкономразвития «Картина деловой активности». По оценкам министерства, за первые четыре месяца 2019 года ВВП составил 0,8% год к году. Основной вклад в увеличение годовых темпов роста ВВП в апреле по сравнению с мартом (около 0,8 из 1,4 п. п.) внесло улучшение динамики промышленности, согласно докладу ведомства.

Президент приказал российской экономике расти, однако как этот приказ выполнить — решительно неясно. «Очевидно, что модель экономического роста, которая может обеспечить показатель на уровне 3% и выше, пока еще окончательно не сформирована», — заявил Максим Орешкин.

Однако набор рецептов оживления российской экономики у Минэкономики имеется.

Итак, что нужно сделать:

— повысить инвестиционную активность и качество инвестиций в экономику;

— тщательно проработать миграционную политику. Минэкономразвития предложит правительству проект по стимулированию качественной миграции;

— развивать внешнеэкономическую деятельность и расширять рынки сбыта своих товаров.

Также в числе названных 23 мая рецептов обеспечения необходимых темпов роста — развитие конкурентной среды.

Речь, в частности, идет об ограничении присутствия государства в лице унитарных предприятий на конкурентных рынках, а также о продолжении перевода приватизации в электронную форму. Последнего Минэкономики добивается для борьбы с непрозрачным распоряжением государственным и муниципальным имуществом — ранее реализация «электронной приватизации» на федеральном уровне не привела к ее распространению на субъекты РФ и муниципалитеты. Согласно принятому Госдумой закону, с 1 июня электронные торги станут обязательными при приватизации регионального и муниципального имущества, среди способов его продажи перечислены аукцион, продажа акций АО, долей в уставном капитале ООО и объектов культурного наследия на конкурсе, продажа посредством публичного предложения и продажа без объявления цены. Возможность же проведения торгов с закрытой формой подачи предложений о цене (в конвертах) будет исключена. 22 мая было опубликовано и постановление правительства, утверждающее дополнительные требования к организаторам таких продаж — электронным торговым площадкам, на которых сейчас размещается госзаказ по 44-ФЗ (восемь универсальных и одна специализированная площадка для гособоронзаказа). В рамках «электронной приватизации» они обязаны будут обеспечить бесплатную возможность поиска любыми лицами предлагаемых государством активов, регистрацию потенциальных покупателей и ведение отчетности о торгах.

По мнению экономистов Всемирного банка, невозможно ускорение роста ВВП России до среднемирового уровня к 2024 г. по майскому указу президента РФ. По оценке Всемирного банка, разогнать ВВП РФ до среднемировых темпов роста в 3% удастся не раньше 2028 г. В ближайшие пять лет ВВП России будет расти только по 1,3—1,5% в год.

По оценке Банка России, годовой темп прироста ВВП в I квартале 2019 г. составляет 1—1,5%. ЦБ прогнозирует рост ВВП по итогам 2019 г. на уровне 1,2—1,7%. Ранее Росстат подтвердил рост ВВП за 2018 г. на уровне 2,3%.

При этом, несмотря на положительную динамику макроэкономических показателей, Россияне стали острее чувствовать кризис. Количество россиян, которые почувствовали кризис на себе и верят в его затяжной характер, продолжает расти. Несмотря на рост экономики в 2018 г. на 2,3% и обещания властей добиться экономического прорыва в ближайшие шесть лет, более половины россиян (53%) в 2019 г. верят, что экономические сложности продлятся еще минимум четыре года, говорится в исследовании компании GfK. В 2017 г. таких пессимистов было 44%, в 2015 г. — 29%. При этом почти каждый четвертый (24%) россиянин считает, что в ближайшее пятилетие ситуация в экономике может ухудшиться.

Исследователи РАНХиГС заметили рост ощутивших кризис. Если в апреле 2018 г. об ухудшении говорили 29,6% граждан, то в апреле 2019 г. уже 33,3%. Для 47,9% ситуация не изменилась (против 53,7% в прошлом году), для 14,7% — улучшилась (против 13,9%). Собственное материальное положение оценили как ухудшившееся за последний год 27% россиян, еще 60% изменений не почувствовали.

Пессимизм в первую очередь связан с динамикой доходов. В апреле Росстат пересчитал по новой методике реальные доходы населения за прежние годы, но все равно обнаружил их падение по сравнению с докризисным 2013 годом на 8,3%. В новейшей истории России такого долгого их снижения — в течение пяти лет — еще не было. В I квартале 2019 г. реальные доходы продолжили падать — еще на 2,3% (по новой методологии).

В пик кризиса в 2015 г. потребительские настроения были на самом низком уровне, приводятся в сообщении слова гендиректора GfK Rus Александра Демидова: в 2017 г. у россиян появилась надежда на улучшение, но к 2019 г. на потребительском уровне она не реализовалась.

На субъективную оценку материального положения влияет и имеющийся запас прочности, указывают аналитики РАНХиГС, а он невелик: у 69,1% россиян вообще нет сбережений, у 19,8% они незначительны. Население более активно тратит накопления и берет кредиты. В январе-марте этого года россияне взяли в долг больше 1 трлн. руб., подсчитало Frank RG. На прошлой неделе первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин объяснял рост выдачи необеспеченных потребкредитов тем, что люди устали вести аскетический образ жизни, и часть населения предпочитает взять в долг у банка, чтобы хотя бы поддерживать уровень потребления после снижения реальных доходов в 2015—2017 гг.

Настроения населения важны, поскольку на потребление домохозяйств приходится 50% ВВП. Слабость потребительского спроса не позволила компаниям в полной мере перенести повышение НДС на конечных покупателей и сдержала инфляцию. По итогам I квартала 2019 г. ВВП вырос всего на 0,5% в годовом выражении, по предварительным данным, экономика на грани рецессии.

 Для повышения темпов роста экономики России требуются структурные реформы, включая увеличение потока трудовых мигрантов, привлечение инвестиций, повышение совокупной факторной производительности (с учетом труда, капитала, технологического прогресса, инфраструктуры и остальных составляющих производства). Увеличение госрасходов на реализацию нацпроектов — единственный возможный драйвер экономического роста. Однако спустя год после обнародования майского указа президента Владимира Путина конкретных мер, направленных на выполнение нацпроектов, пока не видно. Председатель Счетной палаты Алексей Кудрин указал, что по состоянию на начало апреля на реализацию нацпроектов был потрачен 221 млрд руб., что составляет всего 13% от годового объема. Впрочем, во втором полугодии ситуация может постепенно улучшиться.

Поделиться статьей:


Оставить комментарий