Главное меню

ДГПУ: мало огня?

В различных невежественных культах и слаборазвитых социумах распространено поверье, что, дескать, если при тотальном невезении сменить имя или название, то обстоятельства резко изменятся в лучшую сторону, все дурное останется волочиться за прежним именем, а с новым можно все начать с чистого листа, вписывая в свое существование лишь прекрасные благородные страницы, не отягощенные кляксами и ошибками прежних времен.

Поскольку общество у нас, мягко говоря, не слишком развито, то, наверное, эту практику можно попробовать применить и здесь: в самом деле, если замглавы Росгеологии сменил фамилию Ганижев на Горринг, например, и у него поперло, то, значит, это работает! Так почему бы не переименовать Дагестанский государственный педагогический университет в нечто иное, по крайней мере, исключающее обидное сокращение «Пед»? Может, именно из- за этого за ВУЗом на протяжении многих лет непрерывно тянется шлейф скандалов, воровства, казнокрадства, мздоимства и взяточничества, и никакие меры, принятые и принимаемые в отношении руководства Педа, результата не дают.

Вот и сейчас, глядя на обстановку в ДГПУ, возлавляемом и.о. ректора Раджабовым, хочется не просто переименовать это учебное заведение, а надеть красный средневековый колпак палача с прорезями для глаз, войти в главный корпус и выволакивать на площадь всех мерзавцев из их уютных кабинетов на волосяном аркане для прилюдной порки и последующей посадки в бочку с горячими какашками.

Я не садист. Просто то, что сейчас происходит в Педе, достало уже всех. Да и вообще, как может руководить уважаемым учебным учреждением психически больной человек, педераст и ворюга, собравший вокруг себя аналогичную ему плесень от образования?

Если вы спросите – о ком это я? Да все о том же и.о. ректора Педа, г-не Аслане Раджабове, чью удивительную судьбу мы сейчас с вами проследим, от низового судимого педераста и параноика до необозримых высот научно-педагогического босса.

Ставленник и личная креатура широко нам всем известного прощелыги и конформиста Ризвана Курбанова, подвизавшегося шакалить депутатом хрен поймешь, от кого при Госдуме, Аслан Алиевич Раджабов при содействии  и.о. ректора ДГПУ Магомедовой Марины Гаджиевны, был с помпой назначен на прекрасную должность — проректор по академической работе, организации и  контролю образовательного процесса. Кстати говоря, эта должность была открыта по указанию лично Марины Гаджиевны, и назначен на нее был Раджабов всего лишь на 0,3 ставки, однако далее начало происходить настоящее волшебство, достойного христианского триединого бога —   одновременно Раджабов  был назначен начальником учебно – методического управления (1 ставка), помощником ректора по финансово – экономической и административной деятельности (0,1 ставки), а также доцентом кафедры безопасности жизнедеятельности (0,1 ставки). Таким образом, многоликий и многогранный Аслан превзошел сам себя, совмещая в собственном лице достаточно сложный труд 4 четырех человек, но зато выбрав максимальную полуторную ставку.

Кстати говоря, до назначения Раджабова должность начальника учебно – методического управления занимала проректор по учебной работе Вечедова Айшат Давудбеговна, у которой фактически данные полномочия забрали в пользу милейшего и очень нужного ВУЗу Аслана Алиевича Раджабова. Из-за этого Айшат ДАвудбеговна оскорбилась и хотела даже покинуть работу, однако ее уговорили остаться – кто же работать будет, не Аслан же Алиевич.

Если вы считаете, что полуторная ставка — это много, то товарищ Раджабов нам убедительно доказывает обратное – согласно его декларации, за весь 2018 год он заработал всего лишь 343677 рубля и 23 копейки. Согласитесь, немного – в месяц выходит 28 640 рублей. На такие деньги особо не разгуляешься.

Однако товарищ Раджабов снова не менее убедительно доказывает обратное. Согласно той же декларации, он умудрился приобрести в собственность две достаточно приличных квартиры, на которые при официальном доходе ему бы пришлось вкалывать без продыху лет сорок. Кроме того, господин Раджабов появляется на своей почетной работе в сопровождении двух широкозадых, как деревенские матроны, вооруженных охранников.

А вкушать хлеб насущный наш сладенький фигурант предпочитает не в убогой столовке, а во вполне уверенных и достойных учреждениях общепита не для каждого —  завтракает в ресторане «Бон Аппетит», обедает в «Фэмосе», ужинает в «Тирамису».

И все это ежедневно и на одну зарплату.

Жрец

Рассматривая этот невероятный парадокс, нужно начать анализ со времен достаточно давних. В 2008 году, Аслан Раджабов, войдя в доверие заведующей кафедры общей и педагогической психологии Цахаевой А.А. и обманув ее, что заручился поддержкой человека, которому последняя не могла отказать, убедил ее принять его на 0,5 ставки на кафедру общей и педагогической психологии ДГПУ. Полставочки всего-то, но какие возможности! Уже через год Аслан Алиевич попал в поле зрения сотрудников УЭБ и ПК МВД по РД по факту вымогательства взяток со студентов, а впоследствии его взяли с поличным при получении взятки. Однако Раджабов, усыпив бдительность сотрудников скорбной физиономией и лепетом непорочного дитяти, сумел вырваться и убежать. А уголовное дело в его отношении кто-то всем нам хорошо знакомый умудрился замять.

Любопытно, что после этого, разматывая ниточки, ведущие к Раджабову, сотрудники натолкнулись на любопытное обстоятельство: в университет обращалась мать одного из студентов психологического факультета с жалобой на то, что ее сын сожительствует с Раджабовым. Указанный студент не посещал занятия, однако по просьбе Раджабова А.А. преподаватели ВУЗа «закрывали» любимому Эфебу сессию. Несмотря на то, что это всячески пытались умолчать, возмущенные столь наглым проявлением прогрессивной гомосексуальности в их среде студенты побили мсье Раджабова, однако тот – о чудо! – снова сумел убежать.

Немного отвлекаясь, замечу, что тов. Раджабов как по внешности, так и по своему умению покидать место опасности с помощью ускоренного передвижения весьма напоминает нашего старинного и давно усопшего друга – Ислама Мурадова, бывшего амира Хасавюрта и Хасавюртовского района по кличке Фристайлер, убежавшего даже от собственной жены.

Однако Раджабов – не Фристайлер, у него совсем другая кличка. Поскольку во время занятий – да-да, он тоже вел занятия! – милый друг Аслан вел себя весьма пренебрежительно по отношению к студенткам, позволял себе высказывания оскорбительного характера в оотношении девушек, а также то и дело отвлекался на самозабвенное выполнение косметологических процедур (припудривание носа, щипание бровей), в студенческом кругу за ним закрепилось прозвище «Максфактор».

Не  знаю, как это расценить, но мсье Раджабов ходит исключительно в женский туалет. Вот всегда было интересно, почему тёти ходят в это священное место не по одной, а как минимум, парами? Похоже, разгадка близка: дверь в святилище освобождения внутренних органов педагогическому маэстро открывает его секретарь — шнырь Патька. Она же открывает и закрывает кран, когда он моет свои прекрасные белые и чуткие руки. А все потому, что и.о. ректора Педа и одновременно обладатель желтой справки жутко боится подхватить зловредных туалетных микробов. При этом Раджабов страстно любит носить узкие и натирающие женские стринги, абсолютно не предназначенные по своим тактико-техническим характеристикам для дядей,  что не раз публично и неожиданно вскрывалось взору изумленной общественности.

Раджабов не общается с родителями. Причиной этого также стала тайная его слабость: дело в том, что в свое время родители и родственники обнаружили в комнате будущего ректора причиндалы для занятия сексом, в т.ч. гель для отбеливания ануса. Здесь я нахожу уместным заметить, что для отбеливания своего августейшего очка нужно обладать статусом не ниже, чем Валерий Леонтьев, кумир 70-х годов прошлого века, ныне проживающий во Флориде и манкирующий беленьким, как меховая оторочка на шапочке Санта-Клауса, очком, что не мешает ему носить почетный статус народного артиста СССР и России.

Ну да ладно. Геи, в принципе, не так заметны, как педерасты. А педерастичесие повадки Раджабов проявляет и в общении с людьми, заставляя пожилых людей ждать приема перед своей дверью часами, пока он попивает кофе. При этом не принимает во внимание ни заслуги людей, ни возраст. Одной женщине заявил, что его туфли стоят дороже, чем ее зарплата (когда последняя интересовалась задержкой зарплаты) и выгнал ее из кабинета. При всем при этом он маниакально пуглив, все здание обставлено камерами, за которыми он следит из собственного кабинета. Особый его ужас — это ожидание ареста (Асланчик, жди). Опасаясь быть привлеченным к ответственности, подпись в документах, где усматриваются признаки превышения должностных полномочий, сам не проставляет, заставляя подделывать ее своих подручных (чтобы в случае назначения экспертизы сказать, что подпись не его и видит данный документ впервые).

Но продолжим. В 2009 году, по истечению срока предыдущего трудового договора,  завкафедрой Цахаева А.А. отказалась согласовывать кандидатуру Раджабова у себя на кафедре, однако ему продлили контракт, причем в листе согласования была проставлена фиктивная подпись от лица Цахаевой. При этом учебную нагрузку Цахаева А.А. ему не назначила. Таким образом, с 2009 года душка Аслан фактически не преподавал. Но взятки со студентов брал не менее регулярно и исправно.

В общем, вскоре, а именно в 2012 году, он был уволен «по статье» приказом ректора ДГПУ Шахабаса Шахова. Даже тот старый взяточник и хапуга пришел в негодование, узнав, что любезный Аслан Алиевич настолько обнаглел, что предоставляет в отдел кадров фиктивные больничные листы, а сам во время «недомоганий» в свое удовольствие путешествовал и развлекался на курортах и сомнительных тусовках, в том числе за рубежом. Причем наглость Раджабова этим не ограничивалась – незадолго до этого он подал в суд и отсудил у университета денежные средства за учебную нагрузку, которой в последние 2 года работы на кафедре общей психологии у него не было. При этом доводы заведующей кафедры, а также представленные ею документы, свидетельствующие о том, что Раджабов не вел занятия, наш самый гуманный суд не принял во внимание.

И снова отвлекусь. Небывалая компетентность и профессиональность дагестанского судебного корпуса слишком широко известна всем, кто хоть раз пытался добиться справедливости «за так», бесплатно, но куда смотрят, как говорится, «соответствующие органы»? Дело в том, что гей Аслаша 15 января 1999 года Советским районным судом г. Махачкалы был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 222 УК России с назначением наказания в виде штрафа в размере 30-ти минимальных размеров оплаты труда. Короче говоря, Раджабов судим за незаконное приобретение и хранение огнестрельного оружия.

Гомосекскую привычку носить пистолеты на виду у всех после такого оборота судьбы, наш голубок сменил на другую забаву — он завел охрану. Да-да, недоректора с явным пидарским ореолом постоянно сопровождают молодые люди-телохранители с отборными тугими попами – этакий миниатюрный Фиванский полк во главе со своим августейшим Пердиккой…

Теперь же, в соответствии со скучными статьями 51 Федерального закона от 29.12.2012 № 273 – ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» и ст. 331 Федерального закона от 30.12.2001 № 197 ФЗ «Трудовой кодекс Российской Федерации» ему запрещается занятие должности руководителя образовательной организации. Однако Аслан Алиевич не собирался делиться этой информацией ни с кем, дабы занять вожделенную должность проректора, на которую он и был назначен 8 апреля этого года.

Самое интересное, что эта должность по «Инструкции о порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне», утвержденной Правительством  РФ в 2010 году, подразумевает допуск к государственной тайне, оформленный в УФСБ. Я не знаю, куда смотрят доблестные стражи госбезопасности, но такого допуска у Раджабова нет. А значит, просто не имеет права занимать эту должность.

Но самый прикол это не то, что Раджабов обманщик, взяточник, преступник и педераст. Он, оказывается, еще и шизоид со справкой.

В 2016 году проректор ДГПУ Раджабов Аслан Алиевич наблюдался в республиканском психоневрологическом диспансере, где ему был поставлен диагноз – «депрессивно-параноидальный синдром» — у геев такое случается часто, уж очень они тонкие и чувствительные натуры. В регистратуре диспансера имеется его амбулаторная карта, которую вашему покорному слуге  удалось надыбать, однако в базе данных состоящих на учете больных он, увы, не зарегистрирован.

Еще бы – 6 февраля этого года заведующая отделением республиканского ПНД Джамиля Али-Агаевна Уруджева забрала его амбулаторную карту из регистратуры, типа, она ее у себя будет хранить. Причем еще и возмущалась, зачем Аслана Алиевича с его непопулярным диагнозом поставили на учет, как психа. Ее возмущение вполне естественно – мистер Раджабов влил солидное бабло, дабы диагноз не стал известен широкой общественности, ведь параноика никто бы на должность проректора не назначил…

Дальше – больше. Чтобы не палиться, Раджабов уехал в Москву, где прошел курс лечения частной психбольнице, оплаченный все тем же депутатом Ризваном Курбановым, и до сих пор в ней периодически наблюдается во избежание рецидивов. Само собой, все это происходит под левыми именами и фамилиями, однако здоровье дороже и отказаться от лечения Раджабов никак не может.

С Фатимой Надирбековной, деканом факультета технологии. Она же написала докторскую для предыдущего и.о. ректора Магомедовой Марины Гаджиевны и через свои связи помогла ей защититься в Грозненском университете

Я не знаю, как и чем Раджабов умудрился очаровать штатную и.о. ректора Марину Магомедову, ту еще «высокоинтеллектуальную» тетю, которой даже докторскую диссертацию (защищена в Грозненском университете. Ахмат – сила!) написала декан факультета технологии Фатима Надирбековна, и чья заслуга в дагестанском образовании состоит лишь в том, что она проплачена своим дражайшим супругом, главой Чародинского района Мухидином Магомедовым, но Марина Гаджиевна без ума от этого душки Аслана. А тот ее умело пользует и в то же время, как говорится, дурит – по крайней мере, не надеясь на ее фавор, сам Раджабов периодически в тайне от нее встречается с работниками Минобра, где утрясает собственное радужное будущее без участи Марины Гаджиевны. Например, 26 апреля он встречался с вице-премьером РД — министром образования и наук РД Омаровой У.А., где пытался заручиться поддержкой последней в решении вопроса о продлении ему срока исполнения обязанностей ректора, и в конце апреля тоже. Судя по всему, все решил. Вот что бабло животворящее делает.

Все-таки, наверное, Марина Гаджиевна все понимает… Она, по настоянию своего мужа и руководства Министерства науки и высшего образования РФ, 05 апреля 2019 года написала заявление о предоставлении ей отпуска с последующим увольнением. Вместе с тем, 08.04.2019 она открыла больничный лист. Все просто – Марина Гаджиевна и Аслан Алиевич всего лишь оттянуть освобождение поста и.о. ректора Мариной Магомедовой минимум до окончания очередной приемной комиссии, где снять обычные и такие желанные сливки с абитуриентов и с продажи должностей в руководстве ВУЗа (кто не платит, тот по окончании трудового договора увольняется, а его должность продается соискателю). Раджабов даже дает расценки, ссылаясь на то, что ему, бедняжке, все придется передать Марине Гаджиевне: декан – 500 т.р., заведующий кафедры – 250 т.р., доцент – 200 т.р.

Это даже привело к студенческим волнениям в ВУЗе.

 Вообще, весь процесс пребывания в ДГПУ для Раджабова не более, чем выгодный бизнес-проект, для которого необходимы новаторские подходы и установление правил своей игры в целях извлечения наивысшей выгоды. Например, в нарушение Положения о порядке проведения государственной итоговой аттестации по образовательным программам высшего образования, по его предложению была сформирована комиссия по проверке процедуры проведения государственной итоговой аттестации, где он утвержден председателем комиссии. Это мало того, что мешает государственным экзаменам, а даже привело к их срыву.

Интересно, что идею о создании комиссии Раджабову предложил проректор по эксплуатации и развитию имущественного комплекса ДГПУ Абдурахманов Фарид Гамдулахович (доверенное лицо и.о. ректора Магомедовой М.Г.). Ибо все хотят бабла, так как многие студенты платят преподавателям за проставление им положительных отметок на госэкзаменах (сумма взятки от 10 до 20 т.р.).

Раджабов, являясь начальником учебно – методического управления, аннулировал зачеты по педагогической практике (большинство студентов фактически педагогическую практику не проходили, а зачеты получили за денежное вознаграждение руководителей), при этом пригласил к себе заведующих кафедр и обозначил долю денежных средств, которую они должны передать ему.

Любопытный факт: в сентябре 2018 года состоялась защита диссертационных работ. Работы хранились у председателя специализированного ученого совета по защите кандидатских и докторских диссертаций Дибирова И.А. в его личном кабинете. Работы были направлены на согласование в министерство высшего образования и науки РФ. При вскрытии конвертов сотрудниками Минобра было обнаружено, что в каждой работе в конверте было вожено по 100 долларов США. В свою очередь Минобрнауки обратилось в правоохранительные органы для принятия процессуального решения.

Следственный комитет России заподозрил провокацию и вернул письмо с предложением провести служебную проверку в ДГПУ, и документы были возвращены в университет. Однако было выяснено, что деньги были подкинуты по заказу Раджабова и проректора Абдурахманова  — таким образом они хотели сместить декана факультета дагестанской филологии Зайнаб Салмановну и председателя аттестационной комиссии Шайдабега Айдабеговича, чтобы потом продать их места.

Конечно, Раджабов не так уж и палится при получении взяток, он использует недалеких посредников, таких как заведующая кафедры социо – гуманитарных дисциплин Мусаева Э.Ш., а также и.о. заведующей кафедры дагестанской филологии Патя  «Жулик». Мусаева является употребителем наркосодержащих таблеток, что явно выражается в ее поведении. Регулярно бухает в одиночестве.

Друг и подельник Абдурахманов тоже не отстает. Например, недавно он вознамерился протолкнуть новую идею о разделении декану факультета физической культуры и безопасности жизнедеятельности на два отдельных — факультет физической культуры и факультет безопасности жизнедеятельности, а это новые продажи мест деканов и преподов, просто превосходная мысль!

А сейчас… Сейчас и.о. ректора ДГПУ Раджабов А.А.  всеми силами препятствует формированию комиссии по выборам ректора, не вынося данный вопрос на заседание ученого совета. Согласно п. 3 Положения о процедуре избрания ректора ФГБОУ ВО «ДГПУ», введённого в действие приказом ДГПУ от 12.05.2017 г. № 69, подготовку и проведение выборов ректора осуществляет комиссия по выборам ректора, создаваемая решением ученого совета университета открытым голосованием. Но Раджабов и Магомедова стремятся их сорвать и выгодно навариться на абитуре и соискателях должностей.

Собственно говоря, нужна большая чистка. Я далек от мысли, что родителям студентов, да и самим студентам, хочется проходить обучение под руководством полубезумного гомосексуалиста, озабоченного лишь тем, как бы срубить побольше денег с людей, которых он считает баранами. А в итоге из-за таких, как Раджабов и Ко, вместо выпускников по факту в мир выходят именно бараны.

Поделиться статьей:


4 комментария to ДГПУ: мало огня?

Оставить комментарий