Главное меню

Власть имитирует «оттепель»

Власть обеспокоена происходящими в обществе и элитах процессами…

На минувшей неделе широкий резонанс вызвали шаги власти, касающиеся громких уголовных дел. Сначала обвиняющийся в растрате режиссер Кирилл Серебренников был выпущен под подписку о невыезде, а через два дня инвестор Майкл Калви — под домашний арест. Такие шаги правоохранителей, явно предпринятые по инициативе политической власти, были истолкованы частью наблюдателей как «оттепель» — на это и делался расчет. В реальности подобные шаги, спровоцированные негативными для власти тенденциями, носят временный и демонстративный характер, что подтверждается другими ее шагами прямо противоположного и гораздо более системного плана.

Например, власть обеспокоена тем, что за Калви, а потом и за Абызова поручилось большое количество представителей лагеря системных либералов — это может трансформироваться в системную фронду. Кроме того, некоторые ее инициативы по «закручиванию гаек» вызывают непонимание и отторжение в обществе, на чем могут сыграть недовольные элиты.

Например, 52% участников опроса, проведенного «Левада-центром», не одобряют закон о наказании за неуважение к власти. 39% респондентов одобряют нововведение. Что касается закона об ответственности за распространение фейковых новостей, то его одобряют 55% опрошенных, не одобряют — 35%. В целом 64% опрошенных полагают, что оба закона нужны для того, чтобы не допустить критики власти. При этом 23% участников исследования считают, что данные законы нужны, чтоб обеспечить достоверность новостей в СМИ и Интернете.

Кроме того, обеспокоенность вызывает и рост уличной активности в регионах. В частности, речь идет об экологических протестах в Архангельской области и митингах в Ингушетии. В обоих случаях циркулировали слухи о том, что полиция отказалась применять силу против протестующих. В обоих регионах протест параллельно оказался направлен против главы данного субъекта федерации и использован в политтехнологических целях.

…и пытается заморозить их развитие…

На этом фоне главной новостью внутриполитической повестки стало освобождение под подписку о невыезде ключевых фигурантов дела «Седьмой студии» во главе с режиссером Кириллом Серебренниковым. Позднее стало известно, что весь процесс и вовсе разваливается прямо на глазах. Судья Татьяна Изотова неожиданно вернула в прокуратуру дело бывшего бухгалтера «Седьмой студии» Нины Масляевой, которая ранее пошла на сделку со следствием и, как все были уверены, должна была точно угодить за решетку, чтобы ни случилось с остальными фигурантами. По версии суда, в обвинительном заключении Масляевой неожиданно обнаружились явные ошибки.

Однако юристы отмечают, что обвинительное заключение Масляевой дословно совпадает с заключением Серебренникова. И это может означать, что вернуть в прокуратуру решат и дело известного режиссера. Никаких содержательных и видимых причин для таких изменения позиции суда не наблюдалось, так что это решение тут же стало поводом для появления массы самых противоречивых слухов.

Первая, менее очевидная версия предполагает, что это часть большого процесса, начатого как раз с дела «Седьмой студии», целью которого было навести порядок в финансировании культуры. Якобы источником этого решения может быть Госдума, а значит, вероятно, и ее спикер Вячеслав Володин. Депутаты накануне решения суда приняли в первом чтении законопроект по вопросам закупок учреждений культуры. Он должен обеспечить четкое разделение творческой и хозяйственной составляющих, иначе говоря — отобрать у творческих руководителей любые хозяйственные функции и превратить их в окончательно зависимую от Министерства культуры прослойку.

Министр Владимир Мединский якобы не против такого развития событий. Дело «Седьмой студии» в этом случае становится просто ненужным и излишне резонансным. Достаточно уже того, что на его примере удалось всех убедить в необходимости изменения законодательства.

Второй вариант слуха предполагает, что причина освобождения Серебренникова под подписку о невыезде — приближающийся Петербургский международный экономический форум. Владимиру Путину не нужен негативный фон во внешней политике. Среди почувствовавших ослабление прессинга не только Кирилл Серебренников, но и еще один известный за рубежом российский подследственный — инвестор Майкл Калви.

Также был опубликован законопроект, вызвавший негативный резонанс в охранительных кругах, который содержит поправки в закон о деятельности некоммерческих организаций (НКО), признанных «иностранными агентами». В частности, ведомство предложило уточнить, что к политической деятельности не будет относиться участие НКО в оценке регулирующего воздействия, общественных или консультативных советах, обсуждении законопроектов, а также в исследовательской или аналитической работе, финансируемой из бюджета.

Кроме того, авторы поправок предлагают скорректировать определение иностранного финансирования. В частности, российские юридические лица, финансируемые из-за границы, после передачи пожертвования НКО должны в тот же день уведомить организацию в письменной форме, что источник денег находится за рубежом. Также проект предлагает не считать иностранными средствами деньги, которые НКО не потратила в течение месяца и вернула жертвователям.

…но от стратегического курса отказываться не намерена

Однако шаги власти стратегического плана демонстрируют, что от выбранного курса она отказываться не намерена. Весьма красноречиво в данном контексте выглядит инициатива, формально касающаяся борьбы с обналичиванием средств. Федеральная служба по финансовому мониторингу предложила законопроект, который разрешает блокировку подозрительных операций по банковским счетам в досудебном порядке.

Право блокировки могут получить руководители федеральных органов исполнительной власти и их заместителей (МВД, ФСБ, Росфинмониторинг), а также отдельные руководители территориальных органов исполнительной власти (МВД и ФСБ). Блокировать операции без суда можно будет на срок до 10 дней. О «заморозке» счета исполнительный орган должен будет уведомить прокуратуру в течение 24 часов.

Приостановка операций возможна «в случаях, не терпящих отлагательства и при наличии достаточных, предварительно подтвержденных и задокументированных сведений» о том, что банковский счет используется для финансирования террористической, экстремистской деятельности, организации и проведения публичных мероприятий с нарушением установленного порядка или в целях незаконного оборота наркотиков, психотропных веществ или их аналогов.


Надежды на «оттепель», впрочем, появившиеся далеко не у всех наблюдателей, не будут реализованы. Власть продолжит проводить прежний курс, предпочитая это не афишировать. В частности, второе чтение прошел закон «О суверенном интернете». Кроме того, в другом резонансном деле последнего времени, фигурантом которого является экс-министр Михаил Абызов, никаких подвижек не наблюдается. Более того, было арестовано принадлежащее ему имущество. При этом дело Абызова является гораздо более важным для силовой корпорации, так как оно гораздо больше «стоит» и может вывести на финансовые схемы команды Анатолия Чубайса.

Поделиться статьей:


Оставить комментарий