Главное меню

Политсистема застыла в неустойчивом равновесии

Рейтинги власти стабилизировались…

В последние несколько месяцев рейтинги власти стабилизировались в новом коридоре и пока не демонстрируют тенденцию к снижению. Что симптоматично, такие выводы позволяют сделать данные всех ведущих социологических центров вне зависимости от формулировки вопросов. Однако качественная социология, включающая глубинные интервью и более развернутые ответы, демонстрирует развитие неблагоприятных для власти тенденций в общественном мнении. Политический класс по-прежнему воспринимает текущую ситуацию как транзитную, что находит свое выражение в циркулирующих слухах о вариантах транзита и даже публичных заявлениях политиков.

В феврале-марте большинство наблюдаемых, в частности, Левада-центром индикаторов стабилизировалось или показало рост. Например, число респондентов, уверенных в правильном направлении движения страны, вновь превысило число пессимистов. В настоящее время их соотношение составляет 48% к 44%. Этот показатель важен тем, что он демонстрирует готовность граждан терпеть трудности.

Постепенно улучшаются и показатели экономического оптимизма. Первые признаки роста появились в январе, когда после годовой отрицательной динамики улучшились оценки респондентами текущего материального положения семьи, а также ожидания по поводу развития экономики страны в ближайшие пять лет. В марте рост показателей закрепился, на этот раз также выросло количество людей, уверенных в улучшении экономической ситуации в стране и финансового положения собственной семьи в течение этого года. Все это привело к росту сводного индекса потребительских настроений Левада-центра с 72 до 80 пунктов — впервые с марта 2018 года. Возможно, сказалось отсутствие плохих новостей, а может быть, сработали усилия власти по смягчению последствий непопулярных решений прошлого года — повышение пенсий, торможение роста цен на топливо.

Также в начале года понемногу начало улучшаться отношение россиян к властным институтам. За январь-март на 2—3 процентных пункта выросли оценки деятельности премьера, правительства, губернаторов, парламента. Рейтинг одобрения президента на протяжении последних трех месяцев застыл на уровне 64%. Электоральный рейтинг Владимира Путина также не меняется и на сегодняшний день составляет около 40% (столько же, сколько осенью 2018 года). Иными словами, в начале 2019 года падение авторитета власти прекратилось и даже наблюдался небольшой рост оценок.

…но глубинная социология продолжает отражать неблагоприятную картину

При этом так называемая качественная социология, использующая не только и не столько количественные показатели, показывает продолжение неблагоприятных для власти тенденций. Ярким примером может служить последний опрос группы социологов под руководством Сергея Белановского, которые в свое время, в марте 2011 года, спрогнозировали всплеск протестов в конце года.

Сейчас по итогам проведенного в марте 2019 года исследования они не называют конкретных сроков, однако фиксируют продолжение неблагоприятных тенденций. Скорость изменений в сознании россиян по сравнению с апрелем 2018 года нарастает. Наиболее очевидным признаком является преобладающее мнение, что твердая президентская власть за прошедшие почти 20 лет себя не оправдала.

По сравнению с фокус-группами, проводившимися в апреле и октябре 2018 года, негативистский тренд по отношению к власти и персонально к Владимиру Путину усилился.

По мнению респондентов, в стране сложилось абсолютно неприемлемое социальное расслоение, которое становится наследственным, поскольку родители, имеющие власть и деньги, дают своим детям хорошее образование (часто за рубежом) и устраивают их в различные «теплые» места. Без так называемого блата на хорошую (и даже не очень хорошую) работу устроиться трудно. Общество расслоилось на наследственную номенклатуру и обнищавший народ. Люди, не имеющие денег, не имеют шансов дать свои детям хорошее образование.

Среди мотивов критики Путина респонденты выделяли, что в последние месяцы он совсем перестал появляться на людях, ездить в регионы и напрямую общаться с людьми. Сюжеты по ТВ в основном касаются участия Путина в различных заседаниях, общении с чиновниками и единоличных выступлениях, доверие к которым заметно снизилось. Некоторые говорили, что Путин стал бояться общения с людьми. Звучало также мнение, что президент должен не замыкаться в кабинете и читать бумаги, а реально знать, как живет страна. Руководству даже небольших бюджетных учреждений даны слишком большие права, что позволяет этим чиновникам бесконтрольно повышать зарплату себе, а недовольных увольнять.

Внешняя милитаристская политика, которая еще год назад вызывала одобрение у значительной части респондентов, ныне растеряла большинство сторонников. Основные аргументы, высказываемые респондентами: Сирия и Венесуэла нам не нужны, это не наши проблемы и не наши войны, мы вкладываем туда огромные деньги, а сами сидим в нищете, причем нищета усугубляется. Если в 2018 году такое мнение звучало лишь у части, то в настоящее время его разделяют практически все респонденты. Более того, отдельные респонденты выражали страх, что Россия сама способна развязать большую войну. Иллюстрацией снижения значимости милитаризма может служить тот факт, что на протяжении 90-х, нулевых и десятых годов среди литературных персонажей, которых респонденты выбрали бы президентом РФ, на первом месте с большим отрывом фигурировал Штирлиц, тогда как в исследованиях 2018—2019 гг. — профессор Преображенский. Что же касается Штирлица, то он опустился на уровень ниже середины списка.

Наиболее важным результатом фокус-групп стало преобладающее мнение, что политическая система России должна быть перестроена в сторону представительных институтов. На вопрос, что было бы лучше — президентская или парламентская республика, в московской группе (респонденты без высшего образования) большинство высказались за парламентскую республику, поскольку она более открыта и в ней идут реальные дискуссии. Во Владимире и Гусь-Хрустальном мнения распределились несколько иначе.

Образовались три приблизительно равных по численности сегмента: часть респондентов затруднилась ответить или не поняла вопроса, мнения остальных разделились поровну: некоторые высказались за парламентскую республику, некоторые за президентскую. Аргументы за парламентскую совпадали с теми, которые были изложены выше. Что же касается сторонников президентской, то их мнение можно выразить фразой: «При таком парламенте будет еще хуже».

Элиты все больше озабочены транзитом политсистемы

Неустойчивость существующей ситуации ощущают и элиты, которые мыслят категориями транзита. Симптоматично, что на минувшей неделе предложение о введении элементов парламентской республики прозвучало и от одного из федеральных политиков, спикера Госдумы Вячеслава Володина. По его словам, в Конституцию России должны быть внесены поправки, которые позволят Госдуме принимать участие в формировании правительства. Практически сразу глава правительства Дмитрий Медведев заявил, что в настоящее время в изменениях в Конституцию нет необходимости, хотя в принципе они возможны.

Открытым остается вопрос о длительности затишья в падении рейтингов власти. С учетом того, что приближается период отпусков, вполне возможно, что он продлится как минимум до осени и проецируется на итоги Единого дня голосования. Если это произойдет, власть почувствует себя гораздо спокойнее, поэтому новый всплеск массового недовольства, который, если верить качественным социологическим исследованиям, неизбежно последует в конце 2019 — начале 2020 гг., станет для нее большой неожиданностью.

Поделиться статьей:


Оставить комментарий