Главное меню

О новом «губернаторопаде»

Март, как и предполагалось, ознаменовался очередной кампанией по замене губернаторов, связанной с начинающейся подготовкой к сентябрьским выборам. В этом процессе Кремль принял решение о замене еще целого ряда глав регионов, которые могли бы претендовать на выдвижение на второй срок, но были этого права лишены. Как объективные опасения в отношении сложностей при выдвижении непопулярных глав регионов на второй срок (учитывая негативный опыт поражений в аналогичных ситуациях в Хакасии, Владимирской области и Хабаровском крае в прошлом году), так и относительная легкость обоснования замены практически любого губернатора в современной России стимулировали активность ряда групп влияния, стремившихся провести в губернаторы своих людей.

В уже типичной логике главными бенефициарами этого процесса становились федеральные чиновники, которых Кремль отправлял в регионы, одновременно решая задачи по изменению состава федерального правительства. Причем логика подбора регионов иной раз оказывалась вторичной, поскольку главной была задача по переводу чиновников, не вписывающихся в нынешний состав правительства или неугодных влиятельным группам, в регионы, где можно было тем временем создать вакансии.

Процесс губернаторской ротации при этом постепенно выводит из игры глав регионов, пришедших к власти в период, когда президентом являлся Д.Медведев. Не все они могут быть названы ставленниками нынешнего премьер-министра, но в любом случае его прежние попытки создать собственную губернаторскую клиентелу уже сведены к нулю. В частности, покинул свой пост глава Оренбургской области Ю.Берг, условно близкий к Д.Медведеву, поскольку одной из его главных опор являлся «Газпром». Был отстранен от власти глава Калмыкии А.Орлов, к которому на самом деле не было особенных претензий, но который пришел в свое время к власти с подачи одной из ключевых фигур в команде Д.Медведева – А.Дворковича (имевшего конфликт с предыдущим главой региона К.Илюмжиновым по «шахматной» линии).

Ротация губернаторского корпуса в целом обнажила проблемы с лоббированием своих интересов со стороны целого ряда групп влияния, не способных ныне продвигать свои интересы в администрации президента. В частности, поддержка со стороны Магнитогорского металлургического комбината и его руководителя, олигарха В.Рашникова так и не «спасла» главу Челябинской области Б.Дубровского. Связи с «Норильским никелем» не помогли губернатору Мурманской области М.Ковтун. Как отмечено выше, не работали связи с Д.Медведевым и «Газпромом». Все это подтвердило, что администрация президента продвигает решения по замене губернаторов уверенно и целеустремленно, минимизировав влияние со стороны многих (но не всех) ФПГ. В результате лишились своих постов главы пяти регионов, которые прошли через выборы в 2014 г., но права на второй срок так и не добились, — помимо отмеченных выше это был и глава Республики Алтай А.Бердников.

В большинстве случаев у отставников не было высокой личной популярности, но дело не только в этом. Как уже сказано, им не хватило лоббистского ресурса и поддержки влиятельных ФПГ (либо эффективности этой поддержки), а в ряде случаев их позиции были подорваны уголовными делами в отношении представителей их команды (как в той же Республике Алтай, Мурманской области, отчасти – в Оренбургской и Челябинской областях). При этом еще некоторые губернаторы (хотя их немного), переживая схожие проблемы, все-таки остаются у власти, и их судьба еще не решена – в силу наличия у них более активных и успешных лоббистов в центре (см. ниже).

Если же говорить о тех, кто пришел на смену, то наиболее важным оказался процесс перехода на губернаторские должности чиновников из федерального правительства, — примерами оказались первый заместитель министра энергетики А.Текслер (ставший главой Челябинской области) и заместитель министра строительства и ЖКХ А.Чибис (Мурманская область). Нет оснований полагать, что перемещение в регион стало для них «подарком судьбы». В первую очередь центр решал задачу по изменению баланса сил внутри правительства. Причем ситуации с А.Текслером и А.Чибисом оказались принципиально разными. А.Текслер был одной из ключевых фигур в команде действующего министра А.Новака, примыкая тем самым к команде, сложившейся в свое время в Норильске и Красноярском крае, где сделал управленческую карьеру А.Новак (не без участия тогдашнего губернатора А.Хлопонина).

Поэтому уход А.Текслера ослабляет позиции А.Новака и свидетельствует о борьбе вокруг Минэнерго, в т.ч. в связи с управлением электроэнергетикой, за которую отвечал нынешний челябинский губернатор. Считается, что уход А.Текслера может быть выгоден И.Сечину, традиционно уже находящемуся в латентном конфликте с правительством и Минэнерго. Также есть мнение, что к усилению своего влияния на Минэнерго стремиться группа Ковальчуков (учитывая, что Б.Ковальчук возглавляет генерирующую компанию «Интер РАО», где советом директоров руководит И.Сечин). Группа Ковальчуков могла при этом оказать влияние на С.Кириенко при согласовании данного назначения.

Тем самым расклад сил в Минэнерго начинает существенно меняться, но это уже выходит за рамки данного анализа. При этом уход А.Текслера в губернаторы обсуждался достаточно давно, но обычно его прочили на Мурманскую область. Вместо этого он стал руководителем Челябинской области, где родился (что подчеркивалось для обоснования данного назначения в публичном пространстве), но никогда там не работал и потому почти ничем не отличается от обычного «варяга».

Напротив, уход А.Чибиса был выгоден новому министру и бывшему тюменскому губернатору В.Якушеву, стремящемуся поменять расклад сил в своем ведомстве. А.Чибису тоже прочили губернаторский пост, но ранее рассматривали его в качестве возможного губернатора Курской области, где, однако, врио стал бывший руководитель Росавтодора и местный уроженец Р.Старовойт. Вместо Курской области А.Чибису «выпала» Мурманская, не доставшаяся А.Текслеру, что лишний раз свидетельствует о «вторичности» процесса подбора регионов по сравнению с процессом «трудоустройства» федеральных чиновников. В отношении элитных связей А.Чибиса стоит отметить, что он начинал свою карьеру в Чувашии под покровительством бывшего главы республики, ныне вице-спикера Совета Федерации Н.Федорова. Благодаря этим связям он примыкал некоторое время к команде В.Володина и занимал вместе с Н.Федоровым руководящие позиции в Институте социально-экономических и политических исследований (ИСЭПИ). Затем А.Чибис работал в команде министра М.Меня, бывшего вице-губернатора Московской области и губернатора Ивановской области, которая теперь ослабляет свои позиции в министерстве. Тем самым уход А.Чибиса явно выгоден новому министру В.Якушева и в целом группе С.Собянина.

Говоря об элитах, воспользовавшихся ротацией губернаторов, важно выделить и группу «Ренова» В.Вексельберга, политические позиции которой в регионах были в свое время ослаблены в связи с резонансным арестом главы Республики Коми В.Гайзера и отчасти – в связи с арестом кировского губернатора Н.Белых. Однако со сменой внутриполитического блока в Кремле акции В.Вексельберга вновь пошли вверх. Об этом свидетельствовало назначение губернатором Оренбургской области Д.Паслера, еще одного «варяга», работавшего в последнее время руководителем скандально известной электроэнергетической компании В.Вексельберга «Т Плюс», прежнее руководство которой было арестовано в связи с делом В.Гайзера (примечательно, что как раз в это время прокурор затребовал для В.Гайзера тюремный срок в 21 год, что косвенно подтверждает острую борьбу в верхах вокруг «Реновы» и ее клиентелы).

Тем самым назначение Д.Паслера – это серьезный политический реванш группы «Ренова», санкционированный администрацией президента. Следует также отметить, что Д.Паслер немного ранее занимал пост главы правительства Свердловской области и считался претендентом на пост губернатора родного региона. Однако оттуда он был фактически вытеснен при участии губернатора Е.Куйвашева, не заинтересованного в развитии политической карьеры амбициозного и имеющего разветвленные связи с бизнесом Д.Паслера. Тем самым «трудоустройство» Д.Паслера отчасти соответствует интересам группы С.Собянина (к которой относится Е.Куйвашев), окончательно вытеснившей Д.Паслера из региона. В то же время в Оренбургской области не подтвердил своего влияния «Ростех», ставленник которого, депутат Госдумы В.Гутенев в прошлом году назывался наиболее вероятным кандидатом на пост губернатора Оренбургской области.

Наконец, частично восстановила свои позиции в регионах даже бывшая команда В.Суркова, в которой сделал карьеру новый врио главы Республики Алтай О.Хорохордин. В нулевые годы он работал в администрации президента с В.Сурковым и главой управления по внутренней политике О.Говоруном и считался одним из самых значимых членов этой команды. Тогда, возможно, у него появились и отношения с нынешним руководством внутриполитического блока. В самое последнее время О.Хорохордин работал уже в совсем других структурах, возглавляя некоммерческое партнерство ГЛОНАСС (не путать с одноименной корпорацией). Свою роль в назначении сыграл тот факт, что О.Хорохордин родился в соседнем Алтайском крае. Кроме того, команда В.Суркова активно занималась в свое время формированием политических раскладов в Алтайском крае и отчасти в Республике Алтай.

Таким образом, новые назначения губернаторов отчасти можно интерпретировать и как признак восстановления позиций в регионах некоторых старых групп элиты, имеющих при этом поддержку во внутриполитическом блоке администрации президента (группа В.Вексельберга, прежняя клиентела В.Суркова). Отчасти они связаны с изменением расклада сил в правительстве. Среди выгодополучателей данного процесса можно отметить и группу С.Собянина. Назначение А.Чибиса отчасти может устраивать и группу В.Володина, свидетельствуя, по крайней мере, о том, что ранее связанные с ним фигуры вполне могут делать политическую карьеру и в нынешних условиях, обычно считающихся неблагоприятными для клиентелы думского спикера. Ослабевают же позиции бывшей клиентелы Д.Медведева, а также не подтверждается (по крайней мере, в данном аспекте) сила позиций группы С.Чемезова, что косвенно свидетельствует и об ограниченности политического влияния А.Вайно на фоне бурной активности внутриполитического блока в лице С.Кириенко и А.Харичева.

При этом с электоральной точки зрения губернаторские замены не создают новичкам гарантированных шансов на успех. С одной стороны, у всех ушедших в отставку региональных глав был высокий антирейтинг. С другой стороны, новые главы в регионах практически неизвестны, за исключением врио главы Калмыкии Б.Хасикова, уроженца республики и бывшего сенатора. Факт рождения А.Текслера в Челябинской области также ничего не означает для местных жителей. Понимая это, все новые главы с самого начала принялись активно участвовать в публичных мероприятиях, проводить «выходы в народ», продвигать себя в социальных сетях. Но эффективность этих шагов оценивать рано, поскольку «новички» вызывают естественную настороженность в обществе, а некоторые уже сталкиваются с противодействием местных элит и даже с попытками дискредитации (что особенно заметно в Калмыкии).

Успешность избирательной кампании новых глав зависит не только от работы над их публичным имиджем, но и от конкуренции на выборах. В ряде регионов есть сильные представители системной оппозиции, способные выиграть выборы и давно готовые к ведению губернаторской кампании. В Челябинской области это — депутат Госдумы от «Справедливой России», известный и опытный местный политик В.Гартунг, который, по опросам, легко обыгрывал бывшего губернатора Б.Дубровского. В Оренбургской области это мог бы быть депутат Госдумы от ЛДПР и бизнесмен С.Катасонов, фактически не допущенный до участия в губернаторских выборах 2014 г. (где он успел создать оппозиционную коалицию, но был отозван своей партией по решению Кремля). Участие этих фигур способно существенно повлиять на предвыборную кампанию и резко снизить шансы врио.

В условиях пока что значительной неопределенности общественного мнения и развитых протестных настроений электоральные риски вероятны и в оставшихся трех регионах, где могут баллотироваться заметные фигуры из числа местных политиков, способные аккумулировать протестный потенциал. Так, в Республике Алтай это могут быть коммунисты во главе с В.Ромашкиным, несмотря на его статус «вечного» претендента на те или иные властные должности. КПРФ может попытаться создать в республике сильную оппозиционную коалицию, и такие намерения уже просматриваются. Со стороны элит на статус главного оппозиционного кандидата в республике претендует С.Кухтуеков. В Мурманской области на активную кампанию способна «Справедливая Россия» во главе с активным местным политиком А.Макаревичем, которому тоже никак не удается повысить свой политический статус. Также в этом регионе возможно выдвижение сильного и опытного кандидата КПРФ в лице одного из двух местных лидеров – первого секретаря обкома и рыбопромышленника Г.Степахно или же М.Антропова. В Калмыкии, несмотря на формально высокий уровень поддержки «Единой России», вероятно выдвижение от той или иной партии представителя недовольной элиты, — сейчас на эту роль претендует Н.Манджиев.

Таким образом, назначив губернаторов, Кремлю придется еще договариваться с оппозицией, чтобы обезопасить позиции новых назначенцев. И не везде этот процесс обещает стать успешным, учитывая, что отношения внутриполитического блока Кремля и партий парламентской оппозиции нельзя сейчас назвать партнерскими. Кроме того, стимулировать участие сильных оппозиционных кандидатов могут аппаратные противники внутриполитического блока, и эта игра также начинает постепенно просматриваться (хотя на этот счет есть и масса домыслов). Поэтому новые назначения, как и некоторые старые (вроде врио главы Сахалинской области В.Лимаренко) требуют дополнительных усилий, направленных на формирование благоприятного имиджа новых глав и договоренности с оппозицией. Судя по всему, с каждым годом Кремлю будет все сложнее «продавать» новых губернаторов широкой публике, поскольку их персоны начинают вызывать недоверие в обществе. С этой точки зрения успешные для «молодых технократов» и им подобных выборы 2016 г. остаются уже в прошлом, и вызовы для «новичков» и их покровителей усиливаются.

Позиции и успешность новых глав в высокой степени зависят и от внутриэлитных отношений в регионах, в т.ч. от того, как будут меняться правящие команды. Пока что складывается ощущение, что новые главы стремятся вжиться в образ активных политиков, «наводящих порядок» в регионах, что выражается в их намерениях избавиться от представителей старой команды. Заметно также, что у многих новых глав есть свои фавориты по прежней работе, которые планируются на позиции ключевых заместителей.

В частности, в Челябинской области А.Текслер полагает, что у меня развязаны руки для смены команды, поскольку Б.Дубровский и ряд его заместителей себя дискредитировали. Более того, как раз перед назначением А.Текслера и, как полагают, с подачи И.Сечина было запущено антимонопольное расследование ФАС в связи с контрактами правительства Б.Дубровского в сфере дорожного хозяйства (стоит напомнить, что у семьи Б.Дубровского есть свои интересы в строительном комплексе региона, что практически не скрывалось). Уже известно, что первый заместитель губернатора будет выходцем из Минэнерго и «Россетей» — на эту позицию планируется В.Мамин. Кроме того, ожидается, что сыграют свою роль тесные связи Минэнерго с НОВАТЭКом, у которого к тому же есть интересы в Челябинской области в сфере газоснабжения. Поэтому рулить внутренней политикой в Челябинской области намерен Д.Соловьев, работавший в структурах НОВАТЭКа. Напротив, лишается своих позиций группа ММК, опорная для Б.Дубровского (уходит представляющий ее первый заместитель губернатора Е.Редин).

Сложная судьба ждет, вероятно, и группу т.н. молодогвардейцев во главе с заместителем губернатора Р.Гаттаровым, являвшимся одной из ключевых фигур в областной политике. Учитывая уголовные дела на его команду (и, как полагают, на него самого), уход Р.Гаттарова, который как раз не пользуется авторитетом в местных элитах, также ведет к переделу сфер влияния в регионе. Косвенно это бьет и по интересам второй ключевой фигуры в этой группе – депутата Госдумы, бывшего руководителя центрального исполкома «Единой России» В.Бурматова, примыкавшего к команде В.Володина и мечтавшего о губернаторском посте. Но очевидно, что на самом деле у В.Бурматова не было никаких конкурентных преимуществ для подобных претензий, а его партнер Р.Гаттаров вообще сильно рискует.

Тем самым вероятность чистки элит в Челябинской области возрастает. Появились претензии к едва назначенному мэру Челябинска В.Елистратову, которому тоже прочат отставку. Продолжаются и чистки муниципальных элит, начатые при Б.Дубровском (например, заведено уголовное дело в отношении мэра города Чебаркуль). Однако остается неясным, будет ли В.Рашников искать способы для «контратаки», поскольку его политическое влияние в опорном регионе поставлено под большой вопрос. Не определены и позиции политических и деловых элит, которые готовы были поддержать уход Б.Дубровского, но не знают теперь, что им делать с А.Текслером. К таким игрокам относятся, в частности, крупнейшие бизнесмены региона А.Аристов, К.Струков, имеющий основные интересы в этом регионе бизнесмен из Екатеринбурга И.Алтушкин (близкий к Е.Сечину) и др. Пока что, как видим, А.Текслер занят формированием команды по линии своих связей в ТЭКе и не принимает во внимание местные политические расклады, что создает для него свои риски.

Аналогично и в Мурманской области назревает демонтаж тех внутриэлитных балансов, которые были созданы при М.Ковтун. Так, уже известно, что покинет администрацию опорная фигура М.Ковтун и еще один представитель интересов «Норильского никеля», первый заместитель губернатора А.Тюкавин. И трудно пока сказать, в какой мере А.Чибис готов учитывать интересы остальных групп влияния, представленных в региональной власти, — «Фосагро», «Росатома», военных. Впрочем, учитывая влияние внутриполитического блока, не приходится сомневаться в том, что интересы «Росатома», тем более в ключевой точке Северного морского пути, каковой является Мурманск, А.Чибис не сможет не учитывать. Под вопросом сейчас также судьба бывшего губернатора М.Ковтун, которую регулярно прочили на различные правительственные должности. Недавно появился слух, что она перейдет в Совет Федерации, но, судя по всему, М.Ковтун пытается найти и варианты работы в исполнительной власти, которые могут быть ей более интересными, а верхняя палата остается для нее «про запас».

На самом деле еще более напряженная ситуация складывается в элитах Калмыкии, где еще недавно все было относительно спокойно. Но смена власти в условиях противоречий между калмыцкими кланами как раз имеет немалый потенциал дестабилизации, и это уже заметно. Глава региона А.Орлов и его окружение, насколько известно, были крайне «удивлены» назначением кикбоксера Б.Хасикова, работавшего в последнее время в Москве советником главы Росмолодежи. Одним из первых событий в республике стал уход первого заместителя главы региона С.Бадмаева. Нынешняя элита в регионе напряжена и не знает, чего ожидать от «спортсмена», — позитивных ожиданий точно нет. Появились и признаки негативной информационной кампании в отношении Б.Хасикова, явно инициированной окружением А.Орлова. Тем самым ни о какой плавной и бесконфликтной передаче власти в Калмыкии не может быть и речи. Калмыкия впервые стала фигурировать в числе регионов с рисками поражения действующего главы – ожидается выдвижение представителей недовольных элит (и не столь важно, от какой партии), отмечается оживление бывшего главы региона К.Илюмжинова, стремящегося взять реванш за утрату позиций в Калмыкии, когда-то бывшей его «вотчиной».

Спокойная передача власти оказывается невозможной и в еще одной небольшой и внешне «тихой» республике – на Алтае. Назначение О.Хорохордина вызвало всплеск недовольства со стороны алтайских этнических элит, учитывая и их традиционные мечты, что когда-нибудь, наконец, руководителем республики станет алтаец. Часть алтайских элит была притом ориентирована на ушедшего в отставку А.Бердникова, который, как полагают, может попытаться создать альянс с алтайцами против О.Хорохордина . На этом фоне появились идеи о выдвижении единого кандидата от оппозиции. Были даже слухи, что на пост главы региона может выдвинуться П.Грудинин, не сумевший как раз на этом фоне стать депутатом Госдумы. Однако эти слухи были все-таки опровергнуты, и вряд ли П.Грудинин готов переселяться в Горно-Алтайск. В любом случае активность оппозиции в Республике Алтай растет, что обусловлено и неблагоприятным для нее решением об увеличении до 75% доли одномандатников в будущем региональном парламенте, которое сплотило КПРФ, ЛДПР, «Справедливую Россию» и «Патриотов России».

Пожалуй, наименее определенной выглядит пока расстановка сил в Оренбургской области, хотя там тоже следует ожидать кадровых перестановок. Появился и довольно странный слух о том, что правительство Оренбургской области может возглавить оставшийся не у дел бывший заместитель губернатора Свердловской области В.Тунгусов, имевший в своем регионе статус «серого кардинала». Однако столь резкие решения вряд ли будут приниматься. Пока что Д.Паслер успел вызвать удивление местного населения прибытием на впечатляющем кортеже, что повлекло за собой не лучшие комментарии. Учитывая, что Д.Паслер является фигурой весьма неоднозначной в силу своих связей в бизнесе, вокруг него не исключено формирование конфликтного поля, как не исключены и интриги со стороны политических групп, враждующих с «Реновой» на федеральном уровне.

Кто же остается?

Тем самым число потенциально проблемных регионов на сентябрьских выборах ожидаемо выросло. Но понятно, что Кремль будет решать вопросы об отправке в эти регионы опытных политтехнологов и всячески помогать новым главам, в т.ч. через запуск каких-либо крупных экономических проектов. В то же время любопытно, что ряд глав, полномочия которых истекают в этом году, пока что остаются на своих местах. Более того, один из них – губернатор Вологодской области О.Кувшинников встретился с президентом и заручился его поддержкой на выборах. Это неудивительно, поскольку в нынешнем политическом раскладе позиции О.Кувшинникова были самыми защищенными – он представляет группу А.Мордашова («Северсталь»), которая выступает союзником группы Ковальчуков, а этого уже достаточно, чтобы сохраниться у власти.

Кроме того, судя по косвенным признакам, Кремль не намерен менять главу Республики Крым С.Аксенова. Во время поездки в Крым на торжества, связанные с пятилетием его воссоединения с Россией, В.Путин публично обещал «не забирать» С.Аксенова, а значит, центр не готов менять сложившийся в регионе политический расклад, несмотря на множество претензий к правящей команде в отношении ее распоряжения выделяемыми Москвой финансовыми ресурсами. В Крыму предстоят выборы в парламент, который затем должен утвердить главу республики. Судя по всему, баланс сил останется прежним, т.е. В.Константинов сохранит пост руководителя парламента, а С.Аксенов – исполнительной власти в регионе.

В результате остаются два региона, где судьба губернаторов под вопросом. Губернатор Волгоградской области А.Бочаров тоже, как и его вологодский коллега, встречался с В.Путиным, что было воспринято, как хороший сигнал. Но столь же позитивных оценок и пожеланий со стороны президента он не добился. Этот сигнал считывается таким образом, что А.Бочаров, скорее всего, останется у власти, но Кремль недоволен его правлением и делает это как бы нехотя. Поскольку уход А.Бочарова воспринимался бы в качестве еще одного признака ослабления прежней клиентелы В.Володина, решено все-таки этого не делать, да и сам спикер, вероятно, прилагал усилия к сохранению А.Бочарова на посту .

Вероятно, наиболее запутанная ситуация складывается вокруг ставропольского губернатора В.Владимирова. Неким загадочным образом он перестал упоминаться в списках «губернаторов на вылет», хотя почти все остальные его коллеги, у которых в этом году истекают полномочия, постоянно в таких списках появлялись. Это можно объяснить «блоком» на распространение негативной информации об этом губернаторе на федеральном уровне и поддержкой со стороны внутриполитического блока Кремля. При этом полагают, что политическую поддержку В.Владимирову может по-прежнему оказывать И.Сечин, влияние которого на процессы формирования губернаторского корпуса мы отмечали выше. Хотя при этом поводы для дискредитации правящей ставропольской команды выглядят весьма серьезными. В частности, заведено уголовное дело на заместителя губернатора по социальным вопросам И.Кувалдину. Все эти скомпрометированные люди (а список их уже немалый) представляют местную команду, набранную В.Владимировым (который основную часть своей карьеры сделал в Ямало-Ненецком АО).

Тем не менее, пока что нет признаков того, что Кремль решит поменять статус-кво в Ставропольском крае, хотя В.Владимировым были в свое время недовольны и прежний внутриполитический блок Кремля во главе с В.Володиным, и представительство президента в Северо-Кавказском федеральном округе. Но, возможно, нынешний расклад сил в администрации президента и полпредстве для В.Владимирова является более выгодным.

Поделиться статьей:


Оставить комментарий