Главное меню

Хабиб на крючке у шоу-бизнеса Или «медвежья услуга» дагестанского чиновника звезде спорта

Позвольте порассуждать логически: почему наш Дагестан стал кузницей спортсменов, практикующих боевые и борцовские виды спорта? На Кавказе мужчина должен уметь постоять за себя, своих друзей и родственников. А так как в республике в чести многочленство в семье, кланах, то на «разборки» приходится срываться «часто» и «молниеносно». Это как в армии по команде «Подъём!» – тебе даются минуты, чтобы приволочь свои бицепсы и мускулистую заросшую спину на хаотично вспыхнувшую «стрелку». С лихих 90-х особенно приоритетно стало заканчивать любой спор кулаками – такое ощущение, что современные горцы перестали аргументировано решать даже мало-мальски спорные вопросы. А скорее, у них словно нет такой функции в мозговом отсеке.
Неискоренима в дагестанцах и тяга к кучкованию. «Вместе мы – сила» здесь звучит в прямом смысле слова, а не «иносказательно единомышленнически» и «патетически объединительно на основе знаний и душевных устремлений». Спортивное братство, в кои входит как «физкультурник» со званием, так и рядовой посетитель спортзалов (которых если, как и мечети в Дагестане, считать, то можно сбиться со счета) – простите за сравнение, вмиг становится бездумным стадом, пугающим своим неуправляемым физическим натиском и напором, если перед ним помахать «красной тряпицей». Это может быть и смска из соцсетей религиозного толка, либо видеобращение «одного из них» или «кого-то созвучного их понятиям», но тоже с религиозным окрасом. «Борцухи» в Дагестане, как известно, кичатся своей религиозностью, хотя подчас именно они и нарушают общечеловеческие заповеди: не убей, не покалечь, не навреди. Как борцовки на тренировки им хочется каждодневно иметь при себе и огнестрельное оружие – так сказать, третий кулак, который при любой потасовке наших дагестанских орлов будет более убедительным, чем (памятуя мульт) «крылья, ноги и хвост».
Горячий кавказский темперамент вкупе с недоразвитым IQ в случае нежелания саморазвиваться можно более-менее сдерживать в рамках спорта. Но и здесь не выдается гарантий: либо спорт поглотит и даст этому человеку бонусы в жизни, либо тот переметнется в криминал и даже в «леса» радикализма и бандитизма. Но то, что трудных подростков пытаются в Дагестане перевоспитать спортом, – очевидный факт и практика на деле.
Ну и как сказочно разбогатеть и прославиться, а значит заслужить среди соплеменников авторитет и уважение, в крайне дотационной, коррумпированной республике, где высокий процент безработицы? Через восхождение на спортивный Олимп – самый проверенный способ. Вот и отбивают кулаки и другие органы горцы, дабы им, выходцам из глубинок, замаячил путь в светлое будущее.
Никогда раньше, даже в стабильное советское время, выходцы из Дагестана в таком количестве не штурмовали победоносно различные российские и международные бойцовские турниры и не проводились некоторые из них в отдаленном регионе России – в Республике Дагестан, которая для европейцев так и остается Тьмутараканью.
Победы на спортивной арене в силу отрыва от интеллигентного социума и вузовской альмы-матер почему-то опрометчиво наделяют дагестанских спортсменов правом высказываться. 

Обычно осуществляется это через самый доступный и понятный им способ – соцсетийный. Даже небольшие посты, изобилующие массовым хороводом орфографических, грамматических и стилистических ошибок, могут поднять в Дагестане волну, раскачиваемой бесом противоречия, если высказывается известный спортсмен.
Мы привыкли чествовать и фанатеть по героям спортивных баталий, но даже подчас не знаем в лицо научных мужей республики, творческих личностей и прочих индивидуумов, приносящих славу Дагестану и пользу Отечеству своими знаниями. Про них не снимаются репортажи в том количестве, как про дагестанских спортсменов, но это не значит же, что они не существуют и не трудятся на ниве науки и искусства! Они где-то скромно сидят по своим кабинетам, лабораториям и мастерским и гениальничают за столь же скромные деньги, им даже не могут присниться гонорары наших бойцов в тысячной, миллионной валютной эквивалентности за победы на международных спортивных аренах, и их возможности. А чего скрывать, в Дагестане давно повелось: у кого финансовые возможности, тому и путь в республиканскую власть не заказан.
Поэтому Дагестан – поистине спортивная республика, потому что как у относительно честных чиновников, так и тех, кто находится в федеральном розыске (Сагиду Муртазалиеву снова икнётся) или кто еще не посажен, зачастую за плечами довольно-таки видное спортивное прошлое.
В последнее время мужской контингент Страны гор безумствует по бойцу смешанных боевых искусств, действующему чемпиону UFC в лёгком весе Хабибу Нурмагомедову. Он, и правда, феномен – ни одного поражения, и звание «Непобедимого», любовь и уважение толпы заслужил потом и кровью. Бой в октагоне, понятное дело, – и кровавое зрелище тоже, ибо спортсмены данного вида спорта жёстко дерутся. 
К сожалению, и Хабиб не стал исключением из правил. Он высказывается в Сетях, не отдавая себе отчета в том, что в силу своей популярности у толпы должен сто раз взвесить каждое слово, прежде чем глаголить его вслух. Порой ведется на подначивание не шибко умных и интеллигентных членов его окружения.

По ходу, рвется во власть. Видать, встреча с Путиным его окрылила. Предложение Хабибу стать помощником Главы РД – первая ступень в большую политику.
При кажущейся сдержанности и скромности в выступлениях перед публикой, он так же подвержен звездной болезни, проявляющейся в ударениях на своей собственной значимости. Заявление Нурмагомедова, что «он второй по популярности во всем Дагестане после Расула Гамзатова», вмиг облетело информ-издания и оставило неприятный осадок. Перевернулся в гробу имам Шамиль, обиженно устремил взор в звездное небо космонавт Муса Манаров, разочарованно ушла с портретов и фотографий целая плеяда национальных поэтов и литераторов Дагестана, с досадой развели руками научные деятели и герои революционной борьбы и Отечественной войны… Но почему-то ни один религиозник не выступил с заметкой, что в регионе, где самое большое количество мечетей по стране, первым по популярности всё же является Пророк Мухаммад. А вдруг печальная история Джона Леннона, заявившего, что «Битлз» популярнее Иисуса, в измененной вариации заголосит и в наших преториях?..
Нурмагомедов сколько хочет может распространяться в соцпабликах про свое неприятие светских вещей, выступая против исполнителей современной музыки, заведений, работающих в ночное время суток, поведения нынешней молодежи и тд, и тп, но и он уже является частью шоу-бизнеса.
После скандальной истории с МакГрегором и своего неадекватного поведения после боя (а мы-то думали, что это ирландец непредсказуемый агрессор и провокатор!), после взлетевшего рейтинга Нурмагомедова, а значит, и ставок на его последующие бои, после вспыхнувшего спроса на его интервью, Нурмагомедов и Ко «куют железо, не отходя от кассы».  Всё, как в шоу-бизе: пока популярность в зените, надо ее использовать и зарабатывать. Не знаем, как там с сувенирными лавками в честь непобедимого дагестанца по всему миру, но только выбранный спортсменом атрибут в виде белой папахи на его родине расходится как горячие пирожки.
Именно в духе звезд российской и зарубежной поп-эстрады (с которой он так неистово воюет) Нурмагомедов поспешил и с автобиографической книгой о себе, любимом. 10 декабря уже обещают пустить в продажу труд дагестанского чиновника, хотящего нас убедить в том, что он еще не обделен и писательским талантом. Бывший заместитель руководителя администрации главы и правительства Дагестана Заур Курбанов, –инициатор книги о Хабибе Нурмагомедове, – успел поработать и на таких должностях, как зам. министра образования, науки и молодежной политики РД, и побывал в кресле министра по делам молодежи Республики Дагестан. Нынче он уволен из правительственной администрации, и не хочется думать, что «ломает перья» в надежде «примазаться» к бешеной популярности Хабиба. По крайней мере, после презентации книги о «Дагестанском орле» в спортивном комплексе Олимпийский, на бизнес-форуме Synergy Global Forum-2018 в Москве Интернет «обзавелся» эксклюзивным интервью с соавтором книги о Хабибе Нурмагомедове – Зауром Курбановым. В общем, Курбанов при помощи именитого спортсмена может почувствовать себя эксклюзивом…
В Сети пока доступны лишь небольшие отрывки из книги. И пусть заявлено, что писалась она два года, но, даже судя лишь по отрывкам, никак не избавиться от ощущения, что книга о Хабибе писалась на скорую руку. Уж сильно отдает ашуговским изложением: наговорили Курбанову, он и прописал, как мог. Причем, в данном «труде» Курбанов согласился на роль второго плана – соавтора, хотя и так понятно, что сам Хабиб, вряд ли, оперирует такими метафорическими оборотами, как «вопросы летали в голове с калейдоскопической скоростью», «в зале воцарилось замешательство», словами «неимоверно», «муссироваться», «треть ожиданий» и тп.
А признание Хабиба Нурмагомедова на презентации книги в Москве и вовсе уложило всех на лопатки  своей несуразностью в конце фразы: «Лучше писать книги, чем продавать алкоголь. Я с удовольствием прочитаю ее. Ведь Я ЕЁ ПИСАЛ, НО еще НЕ ЧИТАЛ».
То есть выход книги для самого героя повествования проходил безболезненно, без творческих мук, которые в обязательном порядке должны иметь место в таком писательском деле, можно сказать и вовсе незаметно – как рождение очередного детеныша в семье кроликов. Отредактированный вариант книги Хабибу даже не дали для ознакомления перед тем, как пустить в печать? Вот уж диво-дивное. Это ж любой мог накреативить так, что у Хабиба бы снова зачесались кулаки. Поистине авторитарность Курбанова в данном вопросе просто зашкаливает!
Уточнение: звезда Заура Курбанова взошла еще при экс-главе РД Рамазане Абдулатипове. Но слава публициста Рамазана Гаджимурадовича, написавшего в силу своей ученой степени ряд научных и публицистических статей, монографий и книг, наверное, и поныне не дает покоя многим из республиканского госаппарата. 
Но как говорится, «Quod licet Jovi, non licet bovi (с латинского – «Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку»). Обидно и то, что и «на литературном поле» Хабибом снова не взвешиваются слова, да и Курбанов начихал на цензуру, черным по белому пропечатав признание кумира дагестанцев в том, что по юности он был быком – дагестанский вариант российских гопников. Эта книга, действительно, больше будет понятна и интересна подросткам-шалопаям: незатейливое изложение, искаженные дагестанские понятия – воспоминания Хабиба, как он школьником каждый день кого-то избивал, как с братом зависали в компьютерных клубах, а тот прессинговал мальчишек послабее, чтобы за их счет играть в компьютерные игры. 
Заявление авторов, что на книгу «стоит смотреть, как на попытку Хабиба транслировать что-то важное и, на его взгляд, ценное», побуждает лишь возмущенно вылуплять глаза в ответ на то, что же они считают ценностями в этой жизни! 
Не хочется, пробегая по выдержкам из книги, мозаично выкладывать образ известного дагестанского спортсмена как оторву в юности, совершающего неблаговидные проступки и порой нещадно покалачиваемого собственным отцом, и взрослого человека, чья мотивация к потасовке после боя с МакГрегором так и не прописана в книге. Нурмагомедов сам признался, что секундант Конора Диллон Дэнис не оскорблял дагестанского бойца и его религию. И описывает прием против ирландца словно «хруст французской булки», что приближает его к трешовому персонажу Ганнибалу Лектору. Обидно и то, что и Абдулманап Нурмагомедов по воспоминаниям сына рисуется больше тираном, с намеками на физическое воздействие и на мать Хабиба. А ведь это прославленный спортсмен, сделавший из сына звезду мирового спорта…
Этих недочетов могло бы и не быть, если бы Заур Курбанов, к примеру, не отвлекался бы на популистские видеобращения в Сети, тем самым угождая мракобесам Дагестана, ополчившимся и на современную эстраду, рэп-движение, аниме-фестиваль, тех, кто не окунается по макушку в религию или старающихся такими казаться, на элементы светской жизни в виде заведений, работающих до утра и тд, и тп. В обращении к рэперу Тимати чиновник курбанов также успел засветиться, посоветовав музыканту заниматься приработком: «Лучше жарь бургеры, говорят, у тебя это лучше получается». Госслужащим из правительственного аппарата тоже, наверное, лучше заниматься законотворчеством и общественной работой, а не книжки писать…
В завершение хочется поставить жирный вопрос: если Хабиб Нурмагомедов так ратует за превозношение дагестанских традиций, а чуждую западную культуру порицает, то почему книга о нем, дагестанце с российским паспортом, носит английское название «Khabib Time»? Маркетинг рулит над понятиями «дагестанского орла» и его армии последователей?




Поделиться статьей:


Оставить комментарий