Главное меню

Влияние арабо-курдских противоречий на ход гражданской войны в Сирии.

Несмотря на все старания представителей возглавляемой американцами коалиции представить сирийские демократические силы SDF как совместные арабо-курдские вооружённые формирования, всё больше свидетельств указывает на то, что в подавляющем большинстве эти отряды состоят из курдов. Например, когда 24 мая представители SDF объявили о начале наступления на так называемую столицу ИГИЛ, то арабы, входящие в сирийскую оппозицию сразу же заявили, что Ракка является арабским городом, и курды ни в коем случае не должны в неё входить. Зарубежные аналитики констатируют, что в составе SDF преобладают отряды защиты народа YPG, сформированные из курдов. Политическим крылом вооружённых формирований YPG является демократическая объединённая партия PYD, которая ещё 16 марта объявила о стремлении образовать на территории Северной Сирии многонациональное федеральное образование “Rojava” (курдский термин для сирийского Курдистана).   Причём в том время как сирийские оппозиционные группы критикуют PYD за очень малую интеграцию арабов, президент иракского Курдистана Масуд Барзани наоборот заявил, что демократическая объединённая партия становится некурдским проектом, этот политический деятель особо подчеркнул, что должен быть создан Курдистан только для сирийских курдов, куда не должны входить районы, заселённые арабами.   Однако PYD всё же стараются интегрировать различные национальные и религиозные группы в своё будущее государственное образование. Что контрастирует с политикой «этнического федерализма» в Ираке, где пытаются развести курдов и арабов по раздельным местам проживания, вместо того, чтобы объединить их в единую нацию. А демократическая объединённая партия провозглашает следующую цель: «мы  добиваемся создания демократического общества, где все нации смогут жить вместе». Однако такие простые курды, как жители Кобани выступают за то, чтобы вооружённые формирования YPG не входили в Ракку, так как это неизбежно приведёт к напряжённым отношениям с арабами, гораздо больше на роль освободителей столицы халифата подошли бы отряды свободной сирийской армии.   Именно по этой причине в настоящее время в курдских кругах пользуется популярностью идея соединения территории, контролируемой YPG, с курдским анклавом Эфрин, расположенным в северо-западной Сирии. В настоящее время их разделяют районы, занятые как боевиками ИГИЛ, так и поддерживаемыми турками сирийскими повстанцами. С этой целью на прошлой недели SDF при поддержке авиаударов США предприняли большое наступление в районе Манбиж и даже сформировали преимущественно курдскую (но с представленными арабами) администрацию этого города. Тем самым курды доказывают, что им гораздо важнее освободить дорогу, связывающую Кобани и Эфрин, чем штурмовать Ракку.   Однако у ряда экспертов есть серьёзные сомнения обладают ли арабы для этой операции достаточными силами и средствами. В настоящее время пока есть только подтверждение полковника Стива Воррена, пресс-секретаря возглавляемой США коалиции, о том, что для боёв в Ракке прошли подготовку 200 арабов. Этого явно недостаточно.   Тем временем демократическая объединённая партия PYD предпринимает усилия для интеграции арабов на уже освобождённых территориях. С этой целью главами местных советов назначаются арабские племенные лидеры, а полицейские отбираются тоже из числа этой национальности. В таких преимущественно населёнными арабами городках, как Шадади, именно арабские ополченцы в большинстве несут службу на блокпостах.   Но практика показывает, что вековые противоречия преодолеть не так просто. Так, об отношении арабов к курдам наглядно свидетельствует тот факт, что известия о наступлении YPG на Ракку вызвало больший прилив жителей этого города в состав незаконных вооружённых формирований, мотивированных необходимостью защиты своей родины от курдов.

Поделиться статьей:


Оставить комментарий