Главное меню

Поляки внезапно похвалили русских — скажите спасибо «Шугалею-2»

Кинематограф уже давно не является сферой просто про кино. Он поднимает актуальные темы, отвечает на важные вопросы и, к сожалению, стал эпицентром пропаганды. Местами даже уместной.

Неуместная — она как раз в новом творении Нолана «Довод» (как бы мы все его ни любили за «Престиж», «Начало» и «Интерстеллар»). Для американцев и европейцев фильм, так скажем, обычный, но для нас он напичкан топорной пропагандой про опасных русских, которые никак не могут сосуществовать с нормальным миром. Если он движется вперед, то мы непременно отстаем.

И в «Доводе» таких клише куча, и Нолан, если не обманывает Кинопоиск, собирал их на протяжении шести лет — именно столько режиссер писал сценарий к фильму. Его автор позволяет себе открыто говорить о зле, к которому примкнули русские, описывать нас через образы необразованных и жестоких олигархов, держащих своих жен в заложниках, с помощью которых они попали «в высший свет». Нас показывают неотесанными дураками, мафиози, если хотите, а герои фильма — это, конечно, афроамериканцы.

Когда же у нас снимают фильмы с четким посылом, то на них за рубежом не обращают толком внимания. Вот вышла у нас недавно хорошая документалка про плененных социологов, где есть четкая мысль: американцы устроили в Ливии хаос, страну захватили террористы, русские в плену, надо спасать, ученые страдают за политику. Поднимаются важные темы.

Во второй части «Шугалея» рассказывают жуткие, но правдивые вещи про американцев, и они, поверьте, знать эту правду не хотят. Вот она, обратная сторона пропагандистского кинематографа: когда снимается что-то плохое про русских — такое очень нравится. Но когда про американцев — сразу молчок. Хейт. А вы вообще знаете, сколько негатива льется на Максима, которого на Западе считают русским шпионом? Очень много. И он вряд ли хотел стать разменной монетой политиканов, когда ехал в Ливию ради социологического исследования.

Важная миссия фильмов о Шугалее — добиться его освобождения. Человек в ливийском «гуантанамо» сидит, а хоть бы кто на Западе посодействовал его возвращению домой. Да, фильм переведен на английский язык, и мы искренне верим, что это поможет достучаться до американцев, которыми давно заморочили головы. Вот поляки потихоньку трезвеют — недавно даже вышла хвалебная статья про фильм о Максиме. Головы турков становятся яснее. Итальянцев. И это все очень хорошо. Люди начинают думать. Анализировать.

Так что же общего у «Довода» и у «Шугалея»? Нолан сделал абсолютно русофобский фильм, не имеющий ничего общего с реальностью. А Бриус снял обнажающую американцев правду. И там, и там пытались показать свою правду, вопрос лишь в том, где она была уместна.

Поделиться статьей:


Оставить комментарий