Главное меню

Экономика России балансирует на грани

Среди факторов более или менее позитивно влияющих на экономическое положение страны следует указать, прежде всего, на начавшийся процесс нормализации на глобальном рынке углеводородов. Свертывание Саудовской Аравией ценовой войны, а затем и решение этой страны взять на себя сокращение добычи нефти еще на 1 млн. баррелей в сутки подтолкнули к росту цены на нефть, а с ними и рубль.

Катастрофический сценарий переполнения мировых хранилищ нефти на фоне коронавируса, подорвавшего спрос на топливо, по-видимому, не сбудется. Спрос на нефть начинает повышаться, поскольку различные государства ослабляют режимы карантина, позволяя населению и компаниям возобновить передвижение автомобилей. В Китае, восстанавливающемся после эпидемии, как сообщают СМИ, запасы нефти уже «резко просели».

Главным негативным фактором оставался неблагоприятный эпидемиологический фон. Несмотря на прекращение В.Путиным режима «нерабочих дней», быстрого оздоравливающего эффекта эта мера не оказала. Лечение других болезней оказалось запущено из-за того, что власти бросили в «ковидный» котел практически всю медицину, не оставив достаточного места для оказания иной специализированной медицинской помощи.

В некоторых регионах, оказавшихся совершенно неподготовленными к эпидемиологической чрезвычайной ситуации, положение оказалось близким к гуманитарной катастрофе. Например, в Северной Осетии врачи «подхватили» Covid, и полноценно действующих больниц почти не осталось. Символом бессилия российской медицины перед эпидемией стала серия заболеваний Covid-19 среди самых высокопоставленных российских чиновников.

Из-за частичной остановки экономики в карантинный период Россию ожидает тяжелый и затяжной экономический кризис. Прогнозируя его, многие эксперты уверены, что впереди — миллионы обнищавших людей, разоренный малый и средний бизнес и массовая безработица. Практически все экспертные группы (в Deutsche Bank, Европейской комиссии, рейтинговых агентствах Moody’s, S&P и Fitch, МВФ и т.д.) корректируют свои прогнозы по предстоящему спаду в России в сторону понижения. Банк России допускает, что в 2020 году ВВП страны сократится на 4-6%, однако в дальнейшем прогнозирует быстрый восстановительный рост.

В то же время индекс опережающих показателей, выявляющий потенциальное изменение экономического тренда заблаговременно, примерно за 6-9 месяцев, в России в апреле снизился на 7,07 пункта и составил 91,3 пункта. Среди основных развивающихся рынков такое падение стало самым большим, делая весьма вероятным, что экономическая ситуация в стране, независимо от того, удастся ли миру и России быстро справиться с эпидемией, будет развиваться по пессимистическому сценарию. Такой сценарий предполагает, что рецессия затронет российскую экономику не только в текущем, но и в следующем году. В пользу таких предположений говорит несколько обстоятельств.

Во-первых, в удручающей ситуации оказалась «сторона предложения». Сектор малого и среднего предпринимательства, который в «досчетах» Росстата играл роль локомотива всего позитива, обеспечивая, в том числе, ненаблюдаемый и непроверяемый рост, основательно потрепан кризисом, и вряд ли способен восстановить свой докарантинный потенциал.

Во-вторых, не сулит больших доходов и рынок углеводородов, который хотя и выглядит значительно бодрее, чем в апреле, однако не обещает скорого восстановления цен на уровне, способном поддержать бюджетные планы российского правительства. К тому же огосударствленный российский ТЭК сам начал жить за счет бюджета. Так, глава «Роснефти» И.Сечин обратился к правительству и президенту с просьбой предоставить налоговые льготы для трудноизвлекаемых залежей газа березовской свиты в Западной Сибири. Компания предложила правительству снизить ставку налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) для таких залежей, установив более низкий коэффициент, а также снизить тарифы на прокачку нефти. Все это обойдется бюджету в несколько сотен миллиардов рублей, а президент поддержал предложения И.Сечина.

Самое прямое отношение к старым делам «Роснефти» имеет и преследующая Россию проблема с выплатой, согласно решению суда, бывшим акционерам ЮКОСа 57 миллиардов долларов: российская сторона постаралась перейти в контратаку и обжаловала это решение в Верховном суде Нидерландов.

Из-за рекордно низких цен на газ «Газпром», получивший по итогам первого квартала 306 млрд. рублей чистого убытка по РСБУ, согласно прогнозу рейтингового агентства Fitch, как и в прошлом году, получит отрицательный денежный поток, который придется покрывать за счет долга. По оценкам экспертов, компании может потребоваться одолжить на рынке 10 млрд. долларов. Не исключено, что в случае слабых итогов на торгах своими бумагами и эта компания обратится за помощью к руководству страны. Тем временем, как и ожидалось, «Северный поток-2» не получил освобождения от норм третьего энергопакета ЕС в Германии, что означает необходимость прокачки газа по трубе компанией, не зависящей от «Газпрома», и передачу половины мощностей трубы независимым поставщикам[1].

В-третьих, не обнадеживает и «сторона спроса». Опрос ФОМ, проведенный по заказу Центробанка, показал, что 49% россиян — почти половина населения — сообщили об ухудшении своего материального положения. По другим опросам, среди активного населения на снижение уровня доходов указали 68% респондентов[2]. Основной причиной ухудшения материального положения стали возросшие расходы из-за того, что кто-то из членов семьи потерял работу[3]. На 20 п.п. возросло количество людей, у которых снизились доходы. Еще 20% заявили о незначительных потерях в доходах. Об отказе в покупке привычных товаров и услуг сообщили 44% опрошенных. По оценке ВШЭ, падение реальных доходов населения во втором квартале может составить 20%, а в целом за год — от 8 до 12 процентов. При этом 25% работников потеряют зарплату или будут получать ее в неполном размере, причем половина из них не будет получать зарплату совсем, а вторая половина будет получать 50% от прежнего заработка[4].

К тому же, если раньше население компенсировало падающие доходы с помощью банковских кредитов, то теперь коронавирус покончил с бумом потребительского кредитования[5]. Уровень одобрения банками заявок на кредиты физлицам по итогам апреля рухнул в 1,9 раза относительно того же месяца прошлого года, как следует из статистики Национального бюро кредитных историй (НБКИ). Лишь каждый пятый (20,7%) запрос граждан в банки был удовлетворен. Наименее охотно банки выдают деньги на покупку потребительских товаров: уровень одобрения заявок упал до 19,6%. Из-за невозможности проверить платежеспособность заемщика банки начинают отказываться от беззалоговых кредитов[6]. Все это, очевидно, не будет располагать население к потребительскому буму и не стимулирует производство и торговлю.

В-четвертых, эпидемиологические ограничения крайне негативно сказываются на инфраструктурном секторе, который с момента введения и до 31 мая лишится порядка 818 млрд рублей, или 13% годовой выручки. Наиболее пострадает транспортная инфраструктура — ее потери к началу лета составят 519 млрд рублей. Авиакомпании недополучат 271 млрд. рублей выручки, а аэропорты — 51 млрд рублей. Железнодорожный транспорт потеряет около 66 млрд рублей. Городской пассажирский транспорт недосчитается 126 млрд рублей. Объекты социальной инфраструктуры потеряют 205 млрд рублей. Больше всего ограничения заденут медучреждения (потери составят 56,8 млрд рублей). В коммунальной инфраструктуре объем упущенной выручки составит 57 млрд рублей[7].

В-пятых, скорее всего, на экономику продолжат оказывать негативное влияние издержки, связанные с тем, что ряд ограничений, введенных из-за коронавируса, то же социальное дистанцирование, например, будут поддерживаться еще неопределенно долгое время, — до создания вакцины или окончания эпидемии.

Между тем даже при спаде, который по оценке экономистов, может во втором квартале составить не 8%, как прогнозирует Центробанк, связанный «приличиями» оптимизма, а 10-12%, в России не забывала ускоряться и инфляция. В апреле 2020 года она составила 0,9% после 0,6% в марте. Инфляция в РФ ускорилась до 0,2-0,3% в неделю с 0-0,1% во второй половине марта из-за ослабления рубля, толкающего вверх цены на импортные товары, и ажиотажного спроса на продукты питания, лекарства и товары первой необходимости. Потребительские цены в апреле выросли на 3,1% в годовом выражении и на 0,8% относительно марта. Рост цен на продукты ускорился в 1,5 раза и составил 3,5% в апреле против 2,2% в марте (в годовом выражении). В то же время потребление сдвинулось в сторону более дешевых продуктов, а затем стал сказываться дефицит платежеспособного спроса — после пяти недель роста цен по 0,2-0,3% недельная инфляция в конце апреля (с 21 по 27 апреля) замедлилась до 0,1 процента. При всем том, по данным Сбербанка, объем расходов населения на товары и услуги в апреле сократился на 26,2% по сравнению с тем же месяцем предыдущего года. Розничный товарооборот снизился на 13,2%, опустившись до уровня 2016 года, а сумма расходов на услуги — сразу на 57,7%, упав до показателей 2007 года[8].

Сигналом, свидетельствующим о тяжелом состоянии экономики, стало намерение Центрального банка рассмотреть снижение ключевой ставки на 100 базисных пунктов (1 п.п.). С кризисного 2015 года регулятор еще не снижал ее сразу на 1 п.п. и в последнее время предпочитал шаги по 0,25-0,5 п.п.

Китай уже продемонстрировал, что повторные волны эпидемии возможны, и ввел карантин в одной из провинций на северо-востоке страны. Общее снижение доходов создает вызовы для закредитованных бизнесов, которым трудно исполнять обязательства. По оптимистическим прогнозам урон мировой экономике составит от 6 до 9 трлн долларов.

Тем временем, компания Baker Huges сообщила, что за неделю до 15 мая число действующих в США буровых установок упало еще на 35 штук. Из более чем семи сотен установок, работавших на сланцевых формациях в начале года, осталось 339 единиц. Эксперты утверждают, что это минимальное количество нефтяных буровых за всю историю статистики, которая ведется с 1940 года.

Свой вклад в выздоровление рынка углеводородов внесла и Россия, сократившая добычу нефти по итогам первых 14 дней мая на 25% относительно апреля — примерно до 8,66 млн баррелей в сутки, что предполагает скорое достижение Россией лимита добычи в 8,5 млн баррелей в сутки, установленного в рамках сделки ОПЕК+. Вместе с тем одним из основных драйверов роста цен на нефть, потянувших за собой и другие сырьевые рынки, стали данные из Китая, показавшие восстановления спроса[9]. В результате, ОПЕК заявила о завершении самого тяжелого периода нефтяного кризиса, крайне напугавшего страны, участвующие в сделке, и вынудившего их, в том числе и Россию, которая ранее без особой скрупулезности относилась к своим обязательствам перед ОПЕК, согласованно сокращать добычу.

Утверждают, что А.Белоусов и крупный бизнес убедили президента в том, что продление общих ограничений на два месяца «съело бы российский бюджет»[10]. Дефицит бюджета и так придется финансировать с помощью эмиссии[11]. Причём, две трети падения ВВП, как утверждают в Минфине, пришлось на карантин, треть — на падение нефтяных цен[12]. Высокий риск банкротства присутствует сегодня практически во всех отраслях (32% в среднем по экономике).

В наиболее бедственном положении оказался сектор торговли и услуг, где на грани банкротства почти половина компаний (40% на конце апреля). В легкой и пищевой промышленности, в секторе высоких технологий, здравоохранении и фармацевтике – в предбанкротном состоянии находятся 33% предприятий. Немногим меньше – 32% – их доля в секторе недвижимости и строительства. В сфере финансов и инвестиций риски банкротства – у 31% компаний, в тяжелой промышленности – у 30%, в сфере транспортировки и хранения – у 29%.

Пока в России действует мораторий на банкротства компаний из наиболее пострадавших отраслей, системообразующих и стратегических предприятий. Но спустя полгода, когда мораторий будет снят, на экономику может обрушиться цунами банкротств: на данный момент 22% компаний планируют инициировать эту процедуру, а 78% – просчитывают такую возможность[13].

В очередном отчете Института проблем естественных монополий по результатам мониторинга состояния промышленности в апреле 2020 года фиксируется сильнейший с кризиса 2008-2010 годов спад производства, а падение спроса на российскую промышленную продукцию находится на уровне кризиса 2014-2015 годов. Основной положительный вклад в динамику сектора вносят пищевая промышленность и производство средств индивидуальной защиты на фоне колоссального роста спроса на них. Практически весь спектр среднетехнологичных отраслей демонстрирует снижение спроса на свою продукцию двенадцатый месяц подряд.

Процессы монополизации, локомотивом которой является «Ростех», лишь ускорились – госкорпорация пролоббировала через правительство идею сделать ООО «Глонасс БДД», дочернюю структуру «Ростеха», единым исполнителем контрактов по установке и обслуживанию видеокамер фиксации нарушений ПДД на дорогах по всей стране. При этом, как утверждают противники этой идеи, у «Ростеха» нет ни своей базы для производства камер, ни специалистов, ни разработок, ни ПО.

Как ожидают, выход из карантинного режима будет сопровождаться ростом неофициальной безработицы за счет сферы услуг и других секторов малого и среднего бизнеса. При этом, официальные показатели безработицы, скорее всего, заметно не изменятся – большинство разорившихся предпринимателей и часть их персонала, скорее всего, предпочтут уйти в тень, чем регистрироваться в качестве безработных, хотя и число официальных безработных довольно быстро растет[14].


[1]              На что, очевидно, делает ставку не только НОВАТЭК.

[2]              См.: https://www.kommersant.ru/doc/4340417.

[3]              По данным исследований агентств занятости Kelly Services, «Авито Работа» и «Анкор», в апреле существенная часть компаний прибегла к сокращению зарплат работников или принуждению их к отпускам. За счет такой адаптации рынка число безработных к началу мая могло вырасти на 250-500 тыс. человек, однако в Конфедерации труда России считают, что по методике МОТ, уровень общей безработицы в стране на данный момент может составлять до 8 млн. человек, из которых официально зарегистрированы в качестве безработных 1,4 млн. человек (См.: https://www.rosbalt.ru/business/2020/05/13/1843127.html). Как следует из данных исследования Kelly Services и «Авито Работа», лишь немногим более трети (35%) работников не ощутили изменений своей занятости в связи с карантином и нерабочими днями в апреле 2020 года. В то же время более половины респондентов испытали такую адаптацию рынка труда на себе (54%). Из них 32% были вынуждены отправиться в отпуск, 22% попали под сокращения. При этом еще 22% опасались сокращений в будущем, а 20% опрошенных заявили о сокращении количества рабочих часов или отмене премиальной части оклада. Наибольшее количество сотрудников, подвергшихся сокращениям, отмечено во Владивостоке (44%), Москве (29%) и Краснодаре (29%). На фоне таких изменений занятости большинство респондентов (68%) сообщили и о снижении уровня своих доходов. См.: https://www.kommersant.ru/doc/4340417.

[4] См.: https://dcenter.hse.ru/mirror/pubs/share/direct/362889036.

[5] См.: https://www.vesti.ru/doc.html?id=3264628.

[6] См.: https://www.kommersant.ru/doc/4341993.

[7] См.: https://www.kommersant.ru/doc/4340438.

[8] См.: https://www.rbc.ru/society/12/05/2020/5eba77059a794758aa851cab.

[9] Согласно этим данным, Китай в настоящее время потребляет около 13 млн баррелей в сутки, что уже близко к уровню прошлого года (13,4 млн баррелей) и к показателям декабря (13,7 млн баррелей). Китайские НПЗ уже несколько дней ведут активную скупку физической нефти, толкая вверх мировые цены, восстановившиеся на 21 мая до уровня в 36,5 доллара за баррель нефти марки Brent и до 35 долларов за баррель Urals.

[10] Действительно, только в апреле на бюджет обрушилось небывалое сокращение поступлений ключевых налогов и таможенных сборов. При том, что расходы бюджета за месяц выросли на 30% за счет дополнительных ассигнований на социальную политику (727 млрд рублей), здравоохранение (100 млрд рублей) и оборону (233 млрд рублей), суммы, перечисленной Федеральной налоговой и Федеральной таможенной службой, не хватило, чтобы оплатить даже половину всех расходов, которые провел Минфин. Из-за падения спроса и цен на нефть и газ в апреле бюджет собрал 434,56 млрд рублей налогов на добычу и экспорт углеводородов — на 40% меньше, чем в апреле прошлого года. Поступления в бюджет от ФНС упали на 30% в годовом выражении, до 797 млрд рублей, а от ФТС — на 39%, до 303 млрд рублей. НДС удалось собрать на 20%, или 62 млрд рублей меньше, а налога на прибыль казна недосчиталась почти двукратно — 119,8 млрд рублей против 209,7 млрд По предварительным оценкам, розничный товарооборот мог упасть в апреле на 30% в годовом исчислении. Увеличить сборы правительству удалось в двух секторах — на рынке бензина и алкоголя. Поступления акцизов выросли на 5,7%, или 4 млрд рублей, до 73,6 млрд. В сумме ФТС и ФНС перечислили в федеральную казну 1,1 триллиона рублей, при том что Минфин потратил 2,27 триллиона. Чтобы покрыть кассовый разрыв, Минфин использовал все средства от сделки с акциями Сбербанка (1,1 трлн рублей).

См.: https://dcenter.hse.ru/mirror/pubs/share/direct/364589830.

[11] ЦБ запускает механизм «долгосрочного репо» — регулятор будет временно обменивать деньги на гособлигации. Минфин продаст ОФЗ банкам, получив от них деньги, банки заложат бумаги в ЦБ и получат деньги — большую сумму, чем они отдали Минфину. Таким способом через посредника Центробанк фактически профинансирует дефицит бюджета.

[12] См.: https://www.rbc.ru/economics/19/05/2020/5ec1a2bb9a79471ed0de4175.

[13]            Между тем в РАН, где рассчитывали процессы, происходящие в российской экономике, с помощью методов, используемых для анализа многопараметрических систем, предсказывают катастрофу. По этим расчетам, в 2020 году российский ВВП с учетом нефтяного шока и связанных с пандемией ограничений в базовом варианте сократится на 18,5%. Пессимистический сценарий предполагает сокращение ВВП на 23%. См.: http://www.ng.ru/economics/2020-05-14/1_7861_main.html.

[14] Так, с апреля до середины мая количество зарегистрированных безработных в РФ выросло с 725,8 тыс. человек до 1,434 млн человек, то есть практически удвоилось, а на минувшей неделе выросло еще на 11% – до 1,6 млн человек. В Минтруде ожидают рост числа безработных до 2,5 млн, хотя реальный избыток рабочей силы, учитываемый по стандартам МОТ, на рынке труда значительно больше.

Поделиться статьей:


Оставить комментарий