Главное меню

Риск узурпации власти регионалами теперь существует в реальности

Взаимоотношения федерального центра с региональными властями останутся сложными, теперь из-за делегирования полномочий по борьбе с коронавирусом и возросшим уровнем ответственности. Главы регионов за редким исключением теперь находятся под угрозой потенциального увольнения.

Считают, что «масштабированный в регионы режим самоизоляции, начавшийся с подачи С.Собянина — ничто иное, как альтернативный президентскому «социальный контракт», направленный на «захват» новых регионов» (права в обмен на спокойствие – после введения режима самоизоляции А.Ракова упомянула об увеличении числа вылечившихся).

«Повышение субъектности регионов налицо», но есть у этой ситуации и двойное дно: «Полномочия губернаторам предоставлены, прессовать бизнес на оплату месяца карантина населению предстоит именно им, снабжение обеспечивать — тоже; из Москвы подбросят ИВЛ, сколько успеют, и может быть, снизят налоги/поддержат градообразующее».

Риск узурпации власти регионалами теперь существует в реальности. Указывают на то, что «после пенсионной реформы опросы стали фиксировать интересную тенденцию: рейтинги федеральной власти стали падать, а рейтинги многих глав субъектов стали не только стабилизироваться, но и расти». Допускают, что «субъектам дано негласное право рулить, как хочешь, административным кодексом».

Строго говоря, Россия по статистике распространения Covid-19 всё ещё выглядит сравнительно благополучно. При этом мэрия Нью-Йорка – самого неблагополучного в «коронавирусном» плане американского мегаполиса – не рапортовала о строительстве новых госпиталей (в китайском стиле) или передаче недавно открытых исключительно для размещения и лечения инфицированных.

Сводки сегодня стали едва ли не лучшим инструментом управления общественным мнением. Однако следует ожидать «парада ЧС», который, разумеется, потребует от губернаторов и глав автономий дополнительных расходов, неизбежная коррекция межбюджетных отношений. При этом столичный бюджет – в силу «убийства» большинства мало- и среднебизнесовых налогоплательщиков – скорее всего, станет дефицитным, и С.Собянину придётся запрашивать трансферты у Минфина.

Говорят, что губернаторы на время пандемии получили гарантии АП по сохранению постов, что также повышает субъектность, позволяя стать альтернативным «центром влияния».  

Мэр г.Москвы Сергей Собянин находится на переднем крае борьбы с коронавирусом, на первый взгляд. Указывают на то, что «институционально Собянин воспользовался ресурсом Госсовета, лидирующая позиция в котором сохраняется за Кириенко. Далее началась раздача поручений мэра Мишустину и Вайно. Несогласованность выпуска указов, самодеятельность,  указания регионам».

Отмечают, что С.Собянин теперь чуть ли не «перехватывает аудиторию Навального»: «к режиму самоизоляции (и истерии вокруг пандемии) оказались наиболее восприимчивы люди в возрасте 18-45 лет. Среди молодежи до 25 лет — полным-полно нозофобов (боязнь заболеть, модный тренд в Японии и Корее через молодежную субкультуру дошедший и до нас), они и так носят маски последние несколько лет, смотрят сериалы про зомбиапокалипсис».

Кстати, вполне справедливо предполагают, что С.Собянин «пытается «загнать» АП и правительство в сценарий отсутствия ответных мер для подавления возможностей последних». При этом собянинские меры по борьбе с вирусом уходят в регионы — помимо утверждения кабмином штрафов для заболевших за нарушение самоизоляции, субъекты начинают «закрываться» — во многом по запросу крупных ФПГ, как это происходит в Мурманске для снижения рисков остановки предприятий, принадлежащих «Русалу», «Норникелю», «Фосагро» и прочим: бизнес-элиты пытаются уберечь активы, найдя опору в регионах.

Чисто визуально С.Собянин пока выигрывает у М.Мишустина[1]. Мэр «уже сейчас играет на поствирусную реальность, в которой во главу угла будет окончательно поставлена эффективность управленцев, а не принадлежность к тем или иным элитным группам». Однако «об эффективности, своевременности и целесообразности собянинских мер можно будет судить лишь со временем, когда начнут подводить какие-то серьезные, хотя и промежуточные итоги борьбы с коронавирусом. В конце концов, он отвечал за безопасность многомиллионного города — и решил взять всю ответственность на себя».

В качестве претензий к С.Собянину: «Нет массовой дезинфекции лестничных площадок, лестниц, лифтов, входных групп, табло домофонов в многоквартирных домах; тотально обнесенных заградительными лентами детских и спортивных площадок; мест массового пребывания, которые были доступны до введения указанных мер. Нет даже отчётов о дезинфекции общественного транспорта на начальных и конечных пунктах маршрута». «Судя по февральским сводкам из Уханя, карантинные меры предпринимались в совокупности с дезинфекцией инфраструктуры».

Считают, что персональные данные россиян, которые мэрия Москвы получает в ходе применения системы распознания лиц, передаются на серверы стран НАТО и возвращаются обратно в виде их анализа[2]. Дескать, разработка проводилась в спешке компанией «Гаскар», подрядчиком ГКУ «Инфогород» — «на работу было потрачено ₽180 млн: запрашивает доступ ко всей информации на телефоне, а в QR-коды пишет индивидуальные идентификаторы личного устройства гражданина, откуда данные передаются без шифрования в столичную мэрию и на зарубежные сервера. Персональная информация с новым проектом мэрии не защищена и может быть использована третьими лицами, а участие зарубежных компаний в её обработке противоречит российскому законодательству, что теперь вызовет вопросы у силовиков на фоне их конфликта с С.Собяниным. Опыт введения этой системы может быть полезен лишь новому главе РКН А.Липову и его сторонникам «китайской модели».

Опубличили тут и то, что «ключевой консалтинг С.Собянина это Александр Волошин и McKinsey, которые реализовали не одну реформу в столице». Распространяется информация о том, что «последние инициативы и фильмы расследования ФБК Навального организованы как раз московской мэрией и их кошельками». «Главный заказчик, по нашим сведениям, может быть Анастасия Ракова, оплатившая 100 тысяч у.е. в виде спонсорской помощи ФБК.  Транзакции через уполномоченных лиц сохранились. По деанонимизации каналов работали исполнители Дерипаски, которые также участвовали в разоблачениях Насти Рыбки».

Несмотря на утверждения ряда источников, работающих против С.Собянина, уволенные губернаторы «ни Орлов, ни Гапликов отношения к Собянину не имеют: до начала политической карьеры Орлов работал на предприятиях Ростеха, а Гапликов был президентом Олимпстроя. Причем тут Собянин, если губернаторы являются креатурами Чемезова и Ротенберга соответственно, не очень понятно»? Считают, что С.Собянин «пополнил ряды «Партии блокировки Telegram», претендуя на роль её лидера».

С.Собянин тем временем заключил крупнейший контракт на закупку бетонных бордюров, его стоимость — 3,2 млрд рублей. Тендер выиграла компания ООО «Бетонный завод № 222», которая входит в группу компаний «Крост», принадлежащую доверенному лицу мэра Алексею Добашину[3]. Эта ситуация вызвала сильную критику в оппозиционной среде так, что пришлось подключать группы поддержки.

Новый врио губернатора Камчатки Владимир Солодов, заступивший на пост вместо Илюхина — выходец из АСИ, бывший заместитель Ю.Трутнева. Интересно, что в 2002-2004 годах он обучался в Институте политических наук в Париже (Institut de Sciences Politiques de Paris).

Вместо губернатора Архангельской области Игоря Орлова[4] врио главы стал губернатор Ненецкого АО Александр Цыбульский, его считают человеком Ковальчуков и С.Кириенко. На позицию губернатора также претендовал бывший глава пресс-службы МВД, советник Василия Бровко в «Ростехе» Павел Климовский, создатель ряда ТГ-каналов.

На место самого А.Цыбульского был назначен вице-губернатор НАО Юрий Бездудный. Считают, что с его назначением влияние А.Цыбульского на НАО сохранилось. Кстати, тут же вновь активировались разговоры об объединении Архангельской области и НАО, а Ковальчуков считают «главными конечными бенефициарами кадровых решений по Архангельску и Коми».

Президент подписал указ о досрочном прекращении полномочий главы Коми Сергея Гапликова, который ушел в отставку по собственному желанию. Врио главы республики стал Владимир Уйба, ранее занимавший должность замминистра здравоохранения РФ. Напомню, накануне в Коми началась проверка по факту заражения коронавирусом 53 человек в больнице, закончившаяся отставкой главы. В.Уйбу считают креатурой С.Чемезова и Т.Голиковой[5].

У губернатора Ростовской области Василия Голубева между темпоявилась надежда, что чрезвычайная ситуация в связи с пандемией поможет ему остаться на своем посту. Выборы намечены на сентябрь этого года, однако В.Голубев рассчитывает, что пандемия и чрезвычайная ситуация поможет сохранить статус-кво, изрядно пошатнувшийся после того, как ушёл его покровитель Д.Медведев. А ситуация у него сложная[6]. Заметили, впрочем, что политтехнологи ростовского губернатора так и не начали подготовку к кампании.

«Проснулись» и менее значимые региональные игроки. Так, руководитель фракции ЕР в Верховном Совете Хакасии призвала президента РФ «жестко отреагировать на бездействие В.Коновалова» (тот объявил о том, что летел в одном самолете с переносчиком коронавируса только после того, как в СМИ появились материалы на эту тему. Не проинформировал он своевременно об этом своих министров и людей, с которыми встречался после 15 марта).

Тем временем глава ЕАО Ростислав Гольдштейн возглавил региональное отделение «Единой России».

Появилась новая информация об отставке пензенского губернатора Ивана Белозерцева: главой региона в конце апреля может стать сенатор Олег Мельниченко.

В Кировской области тоже может «слететь» губернатор Игорь Васильев – там вице-губернатор Андрей Плитко был задержан по подозрению в получении взятки в особо крупном размере (3,4 млн руб.). Вместе с А.Плитко взяли и министра лесного хозяйства области Алексея Шурыгина. Отмечают, что именно И.Васильев и привёл А.Плитко на его должность.

Считают, что и хабаровский губернатор Сергей Фургал может уйти «по собственному желанию, после жесткой критики полпреда ДФО». Губернатора Карелии Артура Парфенчикова внесли в группу риска после истории с врачами, которые отказались работать с пациентами с Covid-19 и уволились из-за отсутствия костюмов и масок для работы.

Губернатор Владимирской области Владимир Сипягин не выполнил поручение президента о ремонте Струнинской больницы  — фатальная недоработка в нынешнее время.

А вот глава Красноярского края Александр Усс смог убедить крупные корпорации региона помочь оснастить необходимым оборудованием краевые больницы и получил одобрение: удастся привлечь больше 100 млн внебюджетных рублей. Кроме этого, удалось привлечь в регион дополнительно больше 1,2 млрд рублей из федерального бюджета на борьбу с коронавирусом.

Евгения Чибис, супруга главы Мурманской области Андрея Чибиса, тут официально зарегистрировалась волонтером и развозит продукты с лекарствами пожилым мурманчанам…  

Считают, что «по динамике случаев заболевания коронавирусом, регионы будут сами принимать решения об ослаблении карантина. К 17 апрелю возможно некоторые регионы смогут перейти уже к более спокойному режиму». Однако «тренд федерализации продолжен раздачей губернаторам прав оперативного управления, что уводит их из-под контроля аппаратных элит в подчинение правительства, а политика назначения «технократов» С.Кириенко уходит на второй план, уступая твёрдым управленцам, отобранным лично Путиным».

Продленные до 30 апреля выходные «могут похоронить малый и средний бизнес», и кому-то будет необходимо за это ответить. Уже говорят о «дефолте центральной власти с быстрой регионализацией страны». Прогнозируют и ослабление С.Собянина на перспективу. Указали на то, что «Медуза» Волошина-Собянина перешла в стадию насаждения разжигания конфликта между президентом и правительством». Считают, что «теневики вокруг Собянина, включая в первую очередь Волошина, воодушевлены».

Тем временем Центризбирком потребовал перенести выборы, которые должны были пройти в апреле-мае, но скорее всего, они не состоятся[7].

Пока полпредами изучаться будет не только возможность лечения заболевших (количество свободных коек, специалистов, аппаратов ИВЛ и пр.), но и система предупреждения. В частности, большое внимание уделят проверке работы «горячих линий» и координации ее сотрудников непосредственно с региональным минздравом. В настоящий момент проверки вовсю идут уже в нескольких десятках регионов, и в пяти из них — Ставропольском, Хабаровском, Краснодарском краях, республике Коми и Архангельской области.

Сведения должны по цепочке – муниципалитеты – губернаторы – полпред должны стекаться в Координационный совет при Правительстве РФ: региональным властям поручено согласовывать свои решения с комиссией при правительстве, а полпредства берут этот процесс на контроль. Отмечают в этом и возросшую роль ФСБ.В регионах, где запланированы губернаторские выборы, фактически началась кампания врио и действующих глав, которым необходимо уберечь базовый электорат, и не создать новых очагов протеста[8].


[1] Так, М.Мишустин «собирает совещания людей в галстуках и обещает помочь, а на деле никто из предпринимателей никакой помощи не видит и когда она подойдет уже будет поздно. То же и в отношении простых граждан. А Собянин действует без совещаний, пусть спорными мерами, но они прямого действия, как с отмененной арендой или выплатой пособия в 19,5 тысяч безработным. Он подписывает Указы и лично разъясняет введенные ограничения».

[2] Для справки:

— Приложение получает доступ ко всей информации на телефоне: GPS, камера, местоположение, возможность звонить, просмотр любых данных, доступ к любым настройкам.

— Приложение передаёт собранную информацию на серверы мэрии в открытом виде без какого-либо шифрования.

— Для распознавания лиц, приложение использует эстонский сервис identix.one — то есть, передаёт фотографии в эстонскую юрисдикцию и на серверы, расположенные в Германии.

— Разработкой приложения занимается компания «Гаскар», подрядчик «Инфогорода».

— В QR-кодах зашифрованы MAC и IMEI (индивидуальные идентификаторы) устройства.

Уверены, что введение QR кодов среди православных граждан вызовет недовольство, которое может быть намного сильнее введения ИНН. По поводу введения системы тотального слежения за москичами, «социсследования, результаты которых Собянин его помощники не афишируют, показывают чудовищное общественное недовольство проектом и возможность массового открытого неповиновения, порчи городских видеокамер и т.п.». Причём, все модели строятся на основе облачной технологии и хранения данных на серверах за рубежом. Региональные «аусвайсы» успели ввести: Республика Татарстан, Омская область (частично), приготовились к введению Калмыкия и Чувашия.

[3] С 2015 года единственным владельцем компании «Бетонный завод № 222», по данным ЕГРЮЛ, является Юлия Шевченко. Ранее компанией владел Алексей Добашин. Однако в контрактных данных указан адрес электронной почты, зарегистрированной на домене строительного концерна «Крост» (222@krost.ru). На сайте «Бетонного завода № 222» также сообщается, что компания входит в ГК «Крост». Ранее одним из крупнейших поставщиков бетонной плитки для благоустройства города являлась компания «Бекам», которая связана с фабрикой «Готика», входящей в ГК «Крост».

[4] Напомним, что губернатор И.Орлов был последним главой региона, кто встречался с Лукашенко, несмотря на рекомендации АП это не делать.

[5] Считают, что «после нескольких неудачных заходов на место губернатора (Ульяновская область), Уйба ушел на ресурсно-богатую Коми. Уйба считался креатурой Ростеха, но в последнее время вошел в круг Кириенко-Ковальчуков».

[6] В Ростове завершено расследование уголовного дела и предъявлено обвинение в хищениях двух миллиардов рублей Александру Ерхову. В ходе следствия выяснилось, что накануне банкротства «Стелла-банка» ряд приближенных к Голубеву лиц, включая бывшего владельца Константина Аверина, вывели из банка около трёх миллиардов рублей. Успели тогда изъять свою «кассу» и некоторые представители группировки преступного авторитета из Подмосковья Олега Шишкана (Олег Шишканов-Медведев), которая появилась в Ростове в 2010 году, когда Голубев впервые занял пост губернатора.

[7] Это 74 избирательные кампании, которые должны были пройти, в том числе, в Дагестане, Волгоградской и Астраханской областях. На Юге самые крупные кампании должны были пройти в Чечне, где предстояло избирать новых депутатов в городе Аргун (24 тысячи избирателей) и Шатойском районе (11 тысяч избирателей).

[8] План работы такой:

• организовать работу региональных сеток и привлечь новых сторонников, волонтеров; 

• возобновить работу крупных предприятий;

• выстроить работу с простаивающим бизнесом, предложив варианты перепрофилирования, льготного кредитования;

• обеспечить оборудованием и дистанционным обучением старшего поколения современным возможностям общения в Интернет;

• организовать постоянное присутствие в сети и ТВ актуального контента по текущей ситуации;

• внедрить новые каналы и форматы дистанционного общения и участия в общественной жизни аудитории.

Поделиться статьей:


Оставить комментарий