Главное меню

Мэрский корпус на переднем крае антивирусной борьбы

Первые два месяца наступившего года с точки зрения повестки, в которую были вовлечены главы региональных столиц и крупнейших городов регионов, не отличались от прошлогодних. В повестке просматривалось три основные линии.

Во-первых, это парирование градоначальниками и их командами вызовов, связанных с коммунальными, экологическими и инфраструктурными проблемами. Там, где это не удавалось сделать, инциденты попадали в федеральную повестку. В частности, в контексте проблем с ЖКХ прозвучали в СМИ Сыктывкар и Тольятти, причем в последнем еще и имело место обострение экологической ситуации. Экологические проблемы в Абакане также попали в федеральную повестку.

Отдельной серьезной проблемой, которую условно также можно назвать экологической, является приближение мусорного коллапса в некоторых регионах. Правда, во многом это завязано не столько на управленческую некомпетентность муниципальных чиновников, сколько на жесткий клинч между различными группами интересов, которые не желают отдавать контроль над «мусорными» финансовыми потоками. Начало года, когда в некоторых регионах и городах сменились мусорные операторы, лишь обострило ситуацию. В частности, на грани «мусорного» социального взрыва оказалась Тыва, серьезно осложнилась ситуация в Архангельске, где и так мусорная проблематика со времен протеста в Шиесе вызывает повышенный резонанс.

Вторая линия касалась давно известного противостояния по линии «глава региона — мэр региональной столицы» и имела несколько модификаций. Где-то, как в Екатеринбурге, эта конфликтная линия продолжалась в чистом виде с переменным успехом. Однако в большинстве случаев в регионах, где наблюдалась эскалация напряженности именно по этой линии, верх одерживали их главы. Как правило, они относятся к «варягам» и успешно продвигали на посты глав региональных столиц таких же «варягов». В частности, в Калмыкии главе региона Бату Хасикову удалось пролоббировать избрание сити-менеджером Дмитрия Трапезникова, что поначалу вызвало массовые акции протеста. Свою линию продолжает гнуть и глава Астраханской области Андрей Бабушкин, который с высокой степенью вероятности уже в ближайшие месяцы получит нового, лояльного ему мэра. Глава Липецкой области Игорь Артамонов сумел развить успех, вынудив уйти в отставку главу горсовета, который являлся последней «точкой сборки» областных элит и составлял конкуренцию протеже губернатора, мэру Евгении Уваркиной. Новые главы в начале года также появились у Барнаула, Кирова и Оренбурга.

Третья линия касалась подготовки к плебисциту по Конституции и оказалась заморожена в зародыше после решения перенести голосование на неопределенный срок.

…но неожиданно оказались «на передовой»

Однако в марте, особенно во второй половине месяца, вслед за федеральным уровнем, в региональной и местной повестке стала доминировать эпидемиологическая тема, помноженная на экономические проблемы вследствие падения курса рубля. Причем, судя по ползучему введению режима ЧС в столичных регионах, это вскоре ожидает и другие субъекты Федерации. В первую очередь, речь идет о наиболее урбанизированных территориях — областных столицах. В этом случае от мэров, как и в других связанных с массовыми настроениями случаях, ожидается умение держать население, разъясняя ему безальтернативность предпринимаемых мер. Это требует постоянного присутствия в медиа-поле, причем желательно не только и не столько в официальных СМИ, к которым у населения доверия все меньше, а в соцсетях. Если мэр выпадает из коммуникации, то возникает опасный вакуум, который может попытаться заполнить губернатор.

Похожая ситуация произошла на Ставрополье, где мэр краевой столицы Андрей Джатдоев в середине марта на неделю исчез из своего инстаграма, чем породил слухи об инфицировании коронавирусом. Между тем ситуация в регионе вообще и в областном центре в частности достаточно нервозная, закрытие курортов и сопутствующей инфраструктуры серьезно бьет по местной экономике, порождая «эффект домино», и на информационной передовой в условиях образовавшегося вакуума оказался губернатор Владимир Владимиров, через соцсети попытавшийся оперативно снять возрастающую напряженность.

 Вышеописанная ситуация в условиях ожидающегося апрельского пика коронавируса может стать модельной для крупных городов вообще и областных столиц в частности, но не везде губернатор сможет вовремя заменить выпавшего из информповестки мэра. Таким образом, ключевой критерий эффективности, по которому будут оценивать деятельность мэров в ближайшие 2—3 месяца — способность держать вверенную территорию под контролем в условиях эпидемиологических ограничений и ухудшающейся экономической ситуации.

Поделиться статьей:


Оставить комментарий