Главное меню

Нюансы «нефтяной войны» КСА, США и РФ

Пока нет снижения покупок нефти на НПЗ, что важно с точки прогнозирования рынков ГСМ и химии. Это касается и отечественных, и зарубежных заводов. Какое-то снижение будет, но из-за ситуации с коронавирусом и мерах ограничений экономической деятельности, которые вводят иностранные правительства.

По долгосрочным контрактам нет снижения объёмов, то есть покупатели не верят в спекулятивные игры на рынке и держатся за стабильные поставки. Выкупаются все предложения, выставленные на спот в морских портах.

Китай ведет себя, как надежный партнер и забирает весь объем ранее законтрактованной нефти. Переориентации Китая и европейских рынков на арабскую нефть не происходит (сложности с поставкой, параллельный рост цены на фрахт, отказ саудитов обеспечивать на практике анонсированный объём скидок и т.д.). Ситуация не идёт по идеальному сценарию, можно судить хотя бы по тому, как пытаются перекидывать вину за неё различные игроки рынка.

Выдавали страшилки по нефти марки URALS. Так вот, закрытые отчеты показывают, что Contango (ситуацией контанго называют ситуацию, при которой биржевая цена фьючерса в будущем выше, чем его текущая цена (при немедленном выкупе), или же цена фьючерса в отдалённом будущем выше, чем в ближайшем будущем) не позволяет продавать многие предложения по URALS, и трейдеры держат эти объемы, чтобы продать их позже. То есть в долгую низкую цену никто не верит, а паникерами трейдеров можно назвать в самую последнюю очередь – это крепкие и циничные парни, но в данном случае их практичность – верный критерий оценки.

Обещанные объемы из КСА до сих пор не пришли на рынок ЕС. Войну Королевству объявили компании, владеющие танкерами, подняв расценки на фрахт в 7 раз (+ в ближайшее время новых танкеров не появится), а у саудитов трубы нет. На новые маршруты тариф поднялся, и скидка на нефть из СА обнуляется ростом стоимости доставки, а сами шейхи отказались компенсировать клиентам разницу во фрахте.

Теоретически у США есть возможность ввести полный запрет на торговлю российской нефтью: будут введены санкции против всех российских компаний, а значит — и вторичные против всех покупателей российской нефти.

Возможен и более мягкий вариант – введение режима «нефть в обмен на продовольствие», как это было с Ираком Саддама Хусейна. Определялась квота, выше которой Ирак торговать нефтью не мог, а специальная комиссия ООН следила за тем, чтобы вырученные деньги шли именно на продовольствие и закупку медикаментов. Понятно, что система была крайне коррупционной (даже сын тогдашнего генсека ООН Аннана вляпался в коррупционный скандал), какие-то объемы иракской нефти шли сверх установленных квот по криминальным схемам, но в целом режим санкций был вполне жестким. Поводом для них была аннексия Кувейта.

Однако введение такого рода санкций есть объявление войны со всеми вытекающими последствиями.

Считают, что «итогом может стать внутренне ослабление Сечина и Роснефти, в то время как альянс независимых НК во главе с «Лукойлом» может занять место эксклюзивного медиатора в контактах с мировым нефтяным главтрестом и получить неограниченное влияние внутри российской отрасли через контроль экспортных сделок».

По данным источников, «идёт пятистороннее совещание по закрытым каналам (Москва – Вашингтон — Эр Рияд, Брюссель, Пекин) о двух разных сценариях стабилизации нефтяного рынка и присоединения нового крупного игрока к сделке «ОПЕК + 2.0». Окончательно решение планируется выработать до 10 апреля, однако в связи с короновирусом и ограничениями полетов сроки могут сдвинуть до 15-18 апреля. 

Предполагают, что Д.Трамп «объявит всему миру новости и окончательно сломит демократов и их лидера Байдена перед осенними выборами», а остальные стороны «получат баррель по $45-55 и базис для роста, несмотря на короновирусный период в 3-5 месяцев».

Тем временем мейджоры американской нефтянки, ExxonMobil и Chevron, потеряли немногим более десятой доли капитализации, потому что у них «в среднем по палате» себестоимость добычи невысокая, а финансовые резервы солидные, и они готовы к «войне на истощение». Comerica, Cullen/Frost Bankers, Texas Capital Bancshares потеряли вдвое больше. Хуже всего дела обстоят у технологических компаний, стоящих на переднем крае добычи сланца, таких как Pioneer Natural Resources или Occidental Petroleum. Они потеряли от трети до половины стоимости. Главная проблема, конечно, не в падении цен как таковом (оно захеджировано), а в высоком уровне закредитованности, который увеличивает риск банкротства.

Поделиться статьей:


Оставить комментарий