Главное меню

Турне Майка Помпео по странам СНГ: главный объект — Центральная Азия

Поездка госсекретаря США очевидно была попыткой вырвать ближайших союзников России из зоны её влияния.

И если Киев на протяжении последних пяти лет прямо и всеми силами противодействует интересам Москвы, то за дружественную позицию Минска, Нур-Султана и Ташкента предстоит борьба. Понятно, что все постсоветские государства, хоть и входят в интеграционные объединения, имеют суверенное право проводить многовекторную политику и искать преференции в политике и торговле на стороне — в соответствии со своим видением будущего.

Нужно признать, что отношения США и Узбекистана вновь налаживаются после американского вмешательства во внутренние дела страны и введения санкций за «излишне жёсткое» подавление мятежа в Андижане в 2005 году. Так, в 2009 году Соединённые Штаты отменили эмбарго на поставку оружия в Узбекистан и другие ограничения, а в мае 2018 года состоялся визита президента Шавката Мирзиёева в Вашингтон, прошедший в очень дружественной атмосфере.

Узбекистан имеет большой экономический потенциал и географически расположен таким образом, что любые изменения в этой стране затронут и его соседей.

Осознавая интерес Москвы и Вашингтона к себе, Ташкент на протяжении многих лет дистанцируется от разных интеграционных объединений на постсоветском пространстве с участием Москвы. Так, в 2012 году республика приостановила членство в «Организации Договора о коллективной безопасности» (ОДКБ).

Казахстан особенно важен для России как главный партнёр (вместе с Белоруссией) в интеграционных процессах и ключевой участник ЕАЭС и ОДКБ. Он остаётся надёжным союзником Москвы, несмотря на интенсивное сотрудничество с США.

Госсекретарь Майк Помпео встретился в Казахстане с ведущими политиками страны — нынешним президентом Касым-Жомартом Токаевым, Лидером нации Нурсултаном Назарбаевым, с главой МИДа Мухтаром Тлеуберди и другими.

Президент Казахстана констатировал факт, что у его страны с Соединёнными Штатами тесные отношения во многих сферах, включая нераспространение ядерного оружия, борьбу с международным терроризмом и экономическое сотрудничество.

Ключевым событием, пожалуй, можно считать встречу Майка Помпео в формате «5+1» с главами МИДов Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Туркмении и Узбекистана.

На ней была представлена «Стратегия США по Центральной Азии», которая, очевидно, претендует на то, чтобы заменить ОДКБ и ЕАЭС на предлагаемый Соединёнными Штатами новый проект. «Стратегия» предлагает экономические преференции и помощь в привлечении инвестиций в обмен на дистанцирование от Москвы и Пекина.

По неподтверждённым данным, госсекретарь на встрече в Ташкенте прямо заявил, что вступление Узбекистана в Евразийский экономический союз осложнит присоединение республик к ВТО. Безусловно, это откровенная попытка не допустить укрепления ЕАЭС за счет Узбекистана и вбить клин между ним и Россией.

Заявления Майка Помпео о необходимости защитить права этнических казахов в Китае — такая же попытка поссорить эти две страны, поскольку этот тезис подразумевает, что КНР оказывает на них давление.

Помимо этого, госсекретарь говорил о перспективах делового сотрудничества, обещая приток американских инвестиций в страны Центральной Азии. Так, Узбекистану в целях развития рынка капитала была анонсирована «техническая помощь» в размере 1 млн долл.

Руководство стран Центральной Азии видит все опасности, связанные с американскими предложениями

Представляется несомненным, что Соединённые Штаты всерьёз готовы приложить немалые усилия и вложить значительные средства в разворот стран Центральной Азии на юг и в их отрыв от Российской Федерации. За предложением Майка Помпео «более тесно сотрудничать в деле восстановления Афганистана», очевидно, стоит желание переложить на плечи Казахстана и Узбекистана проблемы восстановления разрушенной афганской экономики, а также создать базы для американской военной авиации для вылетов на афганском направлении.

Игра Вашингтона по выбиванию Нур-Султана из орбиты Пекина имеет целью парализовать глобальную программу Китая «Один пояс — Один путь». Госсекретарь США привёл примеры реально работающих проектов — американскую транснациональню корпорацию «Tyson Foods», работающую в сельскохозяйственном секторе Казахстана, а также «Chevron» и «ExxonMobil», которые инвестируют в республику, создают рабочие места и помогают в экспорте продукции.

В ходе визита в декабре 2019 года в США министра иностранных дел Казахстана Мухтара Тлеуберди ему также озвучивались предложения расширить поток американских инвестиций в противовес китайским.

Мы полагаем, однако, что Вашингтону не удастся переключить данные страны Центральной Азии на свои экономические и военно-политические проекты, в особенности два ведущих государств региона — Казахстан и Узбекистан.

Сегодня именно самостоятельность позволяет Казахстану эффективно использовать своё географическое положение, когда часть территории страны расположена в Европе, а другая часть в Азии. Благодаря этому обстоятельству республика стала очень важным экономическим партнёром России и Китая, что видно на множестве примеров.

Во-первых, через Казахстан идёт большой транзитный поток китайских товаров в Россию и Европу.

Во-вторых, китайские компании в Казахстане (или казахские компании с китайским участием) получают большие налоговые и таможенные преференции, чем широко пользуется и российский бизнес.

В-третьих, российскому бизнесу удобнее вести финансовые расчёты со странами ЮВА через Казахстан, поскольку это предохраняет их от слежки со стороны США и угрозы санкций, которые могут быть совершенно необоснованными и произвольными;

В-четвёртых, при содействии Китая в Казахстане строятся новые великолепные дороги (в рамках проекта «Один пояс — Один путь») и высокотехнологичная современная инфраструктура, вроде пограничного терминала в Хоргосе, который похож на целый город.

Маловероятно, что правительство Казахстана откажется от преимуществ самостоятельной политики ради сомнительной перспективы стать чуть более близким союзником США.

Узбекистан также не готов сдавать свою самостоятельность. Так, глава МИД республики Абдулазиз Камилов заявил Майку Помпео, что ему видится Центральная Азия как регион стабильного развития, благополучия и сотрудничества, и поэтому Узбекистану «совсем не хотелось бы ощущать на себе неблагоприятные политические последствия некоего соперничества в регионе между крупными державами».

Предложения сотрудничества с Афганистаном в его нынешнем состоянии — в отсутствие устойчивой государственной власти и с большим количеством радикальных исламистов — чреваты превратиться в средство давления на страны Центральной Азии, которые в нужный момент будет легче дестабилизировать.

Показательно, что Майк Помпео на встрече в Узбекистане с религиозными лидерами заявил: «Там, где свобода вероисповедания защищена, процветают мир и благополучие». Однако в Узбекистане официально зарегистрированы и свободно действуют 16 конфессий, включая христиан РПЦ, католиков, иудеев и др., а проблемы возникают у радикалов из организаций «Хизб-ут-Тахрир», «Таблиги Джамаат» и т.п. Борьба США за «религиозную свободу» в Узбекистане может обернуться новой подготовкой переворота.

Лидеры стран Центральной Азии отчетливо понимают истинные интересы США, ради которых глава госдепа объехал четыре страны бывшего СССР, включая двух важнейших союзников России.

США будут и далее прилагать усилия с целью отторгнуть центральноазиатские государства от России и Китая, и ставки будут повышаться. Будет предлагаться вовлечение этих стран в курируемые США региональные проекты в сфере безопасности и энергетики, особенно на афганском направлении. «Стратегия США по Центральной Азии» станет инициативой, направленной на замену ОДКБ альтернативными структурами безопасности вблизи российских границ.

Гипотетический выход постсоветских центральноазиатских стран из проектов евразийской интеграции может обернуться для них грабительскими контрактами по недропользованию и в других сферах, куда менее справедливым соотношением инвестиций и выводимых из региона прибылей, а также новыми угрозами национальной безопасности, исходящими из Афганистана.

Москва, вероятно, будет проводить собственную контригру и организует аналогичные переговоры в формате «5+1» со странами Центральной Азии. Россия продолжит укреплять связи в сфере безопасности в рамках ОДКБ. Хотя Узбекистан приостановил свое членство в этой организации, российская сторона приложит усилия для возвращения Ташкента и вовлечения его в общую работу (например, пригласит участвовать в военных учениях ОДКБ). Возможно, Узбекистан пересмотрит свою позицию и решится на вступление в Евразийский экономический союз, после чего его следующим членом может стать Таджикистан.

Поделиться статьей:


Оставить комментарий