Главное меню

Россия готова к худшему сценарию в отношениях с Белоруссией

Процесс интеграции Белоруссии с Россией забуксовал. Это явственно проявилось в срыве намечавшейся на 8 декабря встречи, на которой ожидалось подписание пакета дорожных карт.

По данным из различных источников, дальнейшее частичное объединение экономик и политических систем было почти полностью согласовано сторонами (в виде 30-ти дорожных карт), однако упёрлось в 31-ую карту о единой валюте и наднациональных органах. Белорусский президент Александр Лукашенко заявил по этому поводу в интервью «Эху Москвы» 24 декабря, что якобы 31-я карта вообще находится за скобками интеграции, и это согласовано с Путиным.

В действительности, по-видимому, вопрос принципиален для Москвыи не находится за скобками, поскольку еще летом 2019 года Александр Лукашенко прямо поручил чиновникам подготовить изменения в конституцию, связанные с созданием единого эмиссионного центра. Однако белорусские элиты оказались куда бóльшими противниками Москвы, чем Александр Лукашенко, и вынудили его саботировать процесс. Саммит 8 декабря по просьбе белорусской стороны перенесли на 20 декабря, но никаких договорённостей на нём не достигли.

По слухам, в настоящий момент идёт подобная же борьба: МИД Белоруссии пытается перенести дату визита Александра Лукашенко в Сочи с 29 января (как это было согласовано ранее) на 2 февраля. Причина очевидна: анонсирован визит в Минск 1 февраля госсекретаря США Майка Помпео. Если последний привезёт «интересные предложения», то белорусский лидер сможет повысить ставки в споре с Москвой.

24 января Александр Лукашенко заявил СМИ, что он не будет «предавать и растворять» Белоруссию в братской России, и чтореспублика не может быть частью другой страны.

В действительности, Белоруссии предлагалось сближение по модели Евросоюза — с мощной бюрократической надстройкой и обширным делегированием функций на наднациональный уровень, но с сохранением суверенитета и права выхода.

Как представляется, усилия Москвы по активизации интеграции вызваны опасениями, что Белоруссия может повторить сценарий событий в Ливии или на Украине, где сплочённая оппозиция свергала «диктатора» «во имя свободы и демократии», после чего страна в реальности попадала под управление внешних сил, которые (в случае Белоруссии и Украины) будут высасывать, прежде всего, дефицитный для сегодняшнего Запада ресурс — высококвалифицированных и по-европейски образованных людей.

Российское руководство, по-видимому, сочло неоправданным сохранение Белоруссии в виде пороховой бочки при том, что белорусские экономические успехи — результат не одного лишь порядка и кропотливого труда граждан, но и российских дотаций, каковые никакая другая страна белорусам дарить не станет.

Альтернативы России нет, например, для сельского хозяйства Белоруссии, которое 78—79% своей продукции экспортирует в РФ, выручая при этом около 4 млрд долл. в год (3,9 млрд долл. в 2019 году). Однако Россия заинтересована в продовольственной безопасности и замещении сельскохозяйственного импорта, чтобы защитить себя от неприятных неожиданностей, поэтому время прояснить статус Белоруссии-«кормилицы» объективно пришло.

При этом Россия заняла жёсткую позицию.

Так, 23 декабря тогдашний премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что дополнительная помощь Белоруссии возможна только после выполнения дорожных карт. На угрозы Александра Лукашенко забрать под нефтяной реверс две ветки нефтепровода «Дружба» (и оставить под российский нефтеэкспорт лишь одну) пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков заметил лишь: «Белоруссия вольна воспользоваться любыми вариантами, если они более выгодные, и РФ не будет уподобляться одной известной стране, которая покупателям силой навязывает свою продукцию, которая гораздо дороже того, что есть на рынке».

Белорусское правительство предпринимает отчаянные шаги, которые вредят не столько РФ, сколько самой РБ

Последующие события показали, что РФ не навязывает свою продукцию, а она действительно наиболее выгодна по цене для Белоруссии.

Так, 26 декабря 2019 года белорусские СМИ сообщили со ссылкой на посла Казахстана в РБ Аскара Бейсенбаева, что якобы достигнута договорённость с компанией «Транснефть» о транзите казахстанской нефти в Белоруссию.

Однако тот же день пресс-секретарь «Транснефти» Игорь Демин опроверг это сообщение, заявив, что компании ничего не известно о таких договоренностях. Казахстан в лице пресс-секретаря министра энергетики РК Нурлыбека Женисбека также подчеркнул, что переговоры о транзите нефти в Белоруссию по системе «Транснефти» могут начаться только после утверждения объемов поставок.

О том, что возможность закупок нефти в Казахстане в итоге не устроила Белоруссию, косвенно говорят, например, недавние высказывания казахстанского аналитика, главы департамента исследований банка «Halyk Finance» Асана Курманбекова о том, серьезных изменений в географии поставок нефти в 2020 году не ожидается.

22 января представитель азербайджанской компании «SOCAR» Ибрагим Ахмедов заявил, что ведутся переговоры о возможной поставке нефти в Белоруссию по нефтепроводу «Одесса-Броды» (который стыкуется с «Дружбой» в районе Львова). Позитивных новостей с этого направления также не слышно.

Угроза закупать нефть у Польши посредством реверса была развеяна заявлением пресс-секретаря польского оператора нефтепровода «Дружба» (компании «PERN») Катарины Красинской о том, реверсные поставки для Белоруссии пока невозможны. В действительности при остановке «Дружбы» Минск не получит нефть от Польши, поскольку её мощности (в том числе, порт Гданьск) будут заняты приемом российской нефти по альтернативному маршруту.

Заявление Александра Лукашенко от 9 января о том, что Россия предлагает нефть по ценам выше мировых, не соответствует действительности. Россия лишь отказывается от всевозможных форм дотаций и предлагает нефть с учетом налогового маневра, то есть по ценам, которые сравняются с мировыми через несколько лет (экспортная пошлина обнуляется, льготные поставки отменяются, а к цене нефти добавляется премия поставщика и расходы на транспортировку). Прекращение беспошлинных поставок нефти (6 млн тонн в год) лишит Белоруссию примерно 2 млрд долл., которые по сути дарились. Так называемая перетаможка нефти (схема, при которой 6 млн тонн нефти шли транзитом через Белоруссию, а таможенные пошлины шли в её бюджет) также приносила до сих пор 700 млн долл. в год и более. Льготные поставки российского топлива, которые реэкспортировались, также приносили 200—300 млн долл. в год. Таким образом, уменьшение пошлин на вывоз российской нефти, которые до сих пор шли в бюджет Белоруссии, лишает республику ничем не обоснованных премий от пошлин. В 2019-м году они составляли почти 100 долларов с каждой тонны нефти, на 2020-й планировалось сокращение до 77 долларов, и далее по нисходящей.

Белорусская пропаганда умалчивает, что к цене товара у нефтяных компаний следует добавить маржу поставщика и расходы на логистику.

Именно поэтому Белоруссия закупила у Норвегии лишь небольшую партию нефти в 80 тысяч тонн — транспортировка норвежского сырья добавляет 20 долл. к стоимости каждой тонны. В СМИ приводится разница в ценах для Белоруссии на 2011 год: поставки из РФ стоили 410 долларов за тонну, из Азербайджана — 838 долларов, а из Венесуэлы — 857 долларов.

Кроме того, ни одна страна самостоятельно не может быстро нарастить добычу, чтобы продать Белоруссии столько, сколько поступало из РФ — 24 млн тонн. В 2011 году Азербайджан смог отправить в Белоруссию около 1 млн тонн нефти, Венесуэла — чуть больше 3 млн тонн, а прибалтийские порты способны перевалить не более 3,6 млн тонн в год. Экономически обоснованной альтернативы российской нефти также нет.

Тем не менее, 10 января Александр Лукашенко подписал скандальный указ о 50%-ном экологическом налоге на транзит нефти и поручил премьеру Сергею Румасу подготовить проект постановления правительства Белоруссии о приостановке транзита нефти «в связи с капитальным ремонтом нефтепровода» с 1 февраля 2020 года.

15 января Белоруссия начала трёхдневный ремонт нефтепровода «Дружба» на участке «Мозырь-Брест-3», в результате чего прокачка российской нефти в направлении Польши временно снизится на 50% от максимальной производительности.

При худшем сценарии человеческие и иные ресурсы Белоруссии будут утекать на Запад и в Россию

Когда белорусские политики говорят, что Белоруссия хочет сохранить самостоятельность, они умалчивают, что современный мир им такой опции не оставляет.

В действительности республика зажата между конкурирующими друг с другом развитыми экономиками, и поэтому в обозримом будущем страна будет критически зависеть от одной из них. В абсолютных цифрах маленькая Белоруссия сильно уступает соседям.

По всей вероятности, первое предложение Александру Лукашенко (детали которого, видимо, просочились на публику) было самым щедрым. В начале 2019 года различные комментаторы ожидали, что Александр Лукашенко будет оставаться президентом на весь период объединения, а затем получит место в будущем Госсовете. При этом его кандидатуры должны были получить несколько мест в Совете Федерации и три губернаторских кресла из семи в самой Белоруссии.

О закулисных переговорах с белорусским лидером ничего не известно, но учитывая неожиданно недружественную политику Александра Лукашенко и совершенно провалившийся шантаж Минском Москвы, можно ожидать ужесточения предложения. Вероятно, ему будет предложено не выставлять свою кандидатуру на выборах президента Белоруссии (должны пройти в августе 2020 года) и не препятствовать выдвижению приемлемого для Москвы кандидата. Таким образом, ему предложат покинуть политику, но сохранить свой высокий статус экс-президента и финансовые накопления при преемнике, а также гарантии личной безопасности.

Возможно, что если Александр Лукашенко продолжит вредить своими действиями игре России на международной арене, то Москва вновь урежет предложения.

Белоруссия, безусловно, очень ценный союзник России, но в нынешних условиях вся страна может резко стать враждебной, и оплачивать дальнейшее сохранение этой неопределённости было бы неразумным.

Если Белоруссия сохранит курс на полную независимость, то в действительности её ждёт обрушение уровня жизни и массовая миграция наиболее квалифицированных и трудоспособных граждан в обе стороны — на Запад и в Россию. По сути, Запад и Россия в этом случае обескровят страну.

Депопуляция ожидает республику даже в случае гипотетического вступления в ЕС, как это происходит сегодня со странами Прибалтики. Собственно, бегство белорусов в Россию и в Польшу и так идёт полным ходом: по польским данным, на 1 января 2020 года 25,6 тысяч белорусов являются обладателями вида на жительство в Польше, и более 33 тысяч — вид на жительство в России.

Лишь дальнейшая интеграция, единая налоговая и бюджетная политика, а также переход на единую валюту (российский рубль) даст возможность получать энергоносители по внутренним ценам России и сохранить и улучшать уровень жизни для всех.

Белорусские элиты оказались в значительной мере ненавистниками России и российского руководства, из-за чего сопротивление интеграции лишь нарастает. В этой ситуации Россия, по-видимому, учтёт опыт отношений с Украиной и не станет и далее содержать прозападные радикалов в белорусской власти. Сохранение экономико-политического конфликта в конечном итоге приведёт к разделу человеческих ресурсов Белоруссии: миграционные потоки вынесут самых квалифицированных граждан в Россию и на Запад, поставив крест на будущем «полностью независимой Белоруссии».

Альтернатив российским поставкам энергоносителей не будет, поэтому в ближайшие годы Белоруссию неизбежно ждёт либо дальнейшая интеграция, либо падение уровня жизни. Поскольку энергетический блок правительства РФ (после ухода в отставку кабмина Дмитрия Медведева) остался неизменным, послаблений в переговорах с Белоруссией не будет. В то же время, новый финансовый блок правительства РФ гораздо жёстче предшественников и куда менее готов к неоправданной финансовой поддержке соседних стран.

Поделиться статьей:


Оставить комментарий