Главное меню

Конфликт США – Иран. Анализ ситуации

Обострению американо-иранского противостояния в Ираке предшествовала вынужденная отставка тегеранского протеже Адиля Абдул-Махди с поста премьера: Абдул-Махди в сентябре летал в Пекин, где заявил о «квантовом скачке» во взаимоотношениях Ирака и Китая. Тогда были заключены контракты на разработку китайскими компаниями крупных иракских нефтяных месторождений, а также анонсировано присоединение Багдада к проекту «Один пояс — один путь».

В контексте глобальной партии с Китаем Д.Трампу нужно было как можно скорее лишить противника важного плацдарма на Ближнем Востоке. Особенно, с учётом роли прокитайских лоббистов в инициировании процедуры импичмента. В свою очередь, от Китая теперь следует ожидать усиления негласной поддержки «шиитской дуги» во главе с Тегераном, включая и ядерную программу последнего.

Весьма вероятны китайские попытки добиться контроля над урановыми месторождениями и производствами Казахстана (представители китайской разведки на рынках Нурсултана) и Узбекистана с возрастанием политической турбулентности в этих странах.

Источники предположили, что «Касем Сулеймани представлял интересы группы людей, которые контролируют продажу нефти Китаю в обход санкций. Деньги в основном консолидировались в Кунлун банке – примерно 30-40 млрд долл. Изначально деньги свободно уходили назад в Иран, но ситуация изменилась: Китай продолжает покупать нефть, но деньги оседали в виде нерезидентского юаня на счетах в китайских банках (опять же Кунлун). Выводить нерезидентский юань из-за позиции США стало не реально, у иранцев начались проблемы — нефть идет, а деньги копятся. Тогда стали привлекать посредников, которые за комиссию помогали выводить деньги из Китая, но иранцев кидали на сотни миллионов долларов. Тогда духовное руководство Ирана (которое и получает основные доходы от нефтяного бизнеса) назначило двух человек контролировать эту схему. Одним из этих людей был Касем Сулеймани, который имел широкую резидентуру по всему миру — он жестко наказал, тех, кто имел отношение к обману Ирана. Благодаря курированию нефтяного направления у Касема появились серьезные (неформальные) контакты в Китае, с ним начали общаться люди из ЦК. А поскольку Китаю интересен Ближний Восток, то сотрудничество вышло за рамки нефтяных денег. И Касем Сулеймани стал одним из проводников политики дружбы Китая с Ираном. Начались совместные операции в Ираке, Сирии, Ливане, Турции. Теперь Китай лишился мощного проводника своих интересов на Ближнем Востоке».

Источники полагают, что «в схему оплаты привлекались различные посредники, одними из них были ныне сидящие братья Магомедовы. Говорят, они залезли в контрабандные бюджеты аятолл, что вызвало гнев последних и наложилось на интерес правоохранителей к активам братьев, прежде всего к НМТП». Будучи связующим звеном с Китаем, Европой и демократической верхушкой США, К.Сулеймани персонально много на себя замыкал, и его ликвидация вынуждает Иран 2-4 месяца восстанавливать неформальные каналы коммуникации.

Утверждают, что К.Сулеймани сдал его доверенный человек, информация поступала из ближайшего окружения. Кроме того, информация о передвижении генерала поступала от сотрудников аэропорта и охраны. По информации израильских спецслужб, служба внутренней безопасности КСИР проводит массовые аресты сотрудников командования КСИР в Тегеране и в Ираке (арестовано 56 офицеров КСИР).

По разным данным, Ирану нужно от 4 недель до 1 года для создания собственного полноценного ядерного устройства. Ракеты у Ирана есть, но старые жидкостные, которые хоть и «работают» на континентальной дальности, но очень долго готовятся к применению и недолго могут оставаться в полной боевой готовности (если Ираном не украдена или куплена технология ТВРД).

Основной опасностью в войне Ирана с любым противником, скорее, является применение химического оружия (БОВ), которого у Ирана было не только предостаточно, но оно ещё и применялось в войне с Ираком. То есть военачальники Ирана уже имеют не только опыт отдачи приказа на применение оружия массового поражения, но и его активного применения на региональном ТВД.

Пока что все происходящее с Ираном значительно повышает роль России как арбитра. Помимо этого, в ситуации, когда США ракетным ударом уничтожает официальное лицо Ирана, пакет заказов на системы ПВО российского производства увеличится раза 2 в 2020 году, как ожидают. Впрочем, ожидается и репутационная атака на российский ВПК – в результате инцидента с Боингом-737 украинских авиалиний в Тегеране.

Считают, что демонтаж исламской республики и переход её месторождений под контроль западных (пусть даже американских) и тем более китайских компаний – предмет заботы США, а идеальный для Трампа вариант — сохранение высоких цен на нефть при тотальной невозможности Ирана ими воспользоваться.

После удара КСИР по американским военным базам, давшего Трампу повод ужесточить антииранские санкции до предела, шансы на обнуление нефтяных бенефитов Тегерана высоки как никогда.

Во-первых, Иран важен для Китая как поставщик нефти. Товарооборот между Китаем и Ираном в 2018 году достиг 35,13 млрд долларов США.  Китай закупил у Ирана  29,3 млн тонн сырой нефти  на 15 млрд долл. (годовой рост на 22%).

Во-вторых, Китай рассматривает Иран как свою военную опору на Ближнем Востоке. И помощь Китая была огромна в развитии оборонного потенциала Ирана, несмотря на все санкции. Это и оборудование, и военные технологии, которые шли либо напрямую, либо через третьи страны. По данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира, Китай вошел в число трех ведущих партнеров по поставкам оружия для Ирана, экспортировав в период 2008-2018 на общую сумму 269 млн дол.

В-третьих, взаимодействие Китая и Ирана в военной области не могло не напрягать США. По сути, начал формироваться устойчивый военный союз: Китай и Иран в 2014 г. провели первые совместные военно-морские учения в водах Персидского залива. В 2016 году Китай и Иран подписали соглашение об укреплении оборонного и военного сотрудничества и борьбе с терроризмом. В конце декабря 2019 года в Индийском океана и Османском заливе были проведены четырехдневные военно-морские учения с участием  Китая, Ирана и России, на пространстве  17 тыс. кв. км. И очевидно, они были нацелены против присутствия здесь США.

При этом цена услуги для США может быть скоро сформулирована в виде идеи ослабить санкции в отношении Ирана. Демократы об этом уже начали говорить.

Разбившийся в Иране украинский самолёт действительно сбила ракета иранских средств ПВО, и сделано это было по ошибке: средства ПВО Ирана были приведены в режим повышенной боевой готовности в связи с поступившей информацией об ответном воздушном ударе со стороны США (они действительно «подняли самолеты» в воздух с региональных авиабаз, но, тем не менее, с их стороны не было предпринято никаких военных ответных ударов в адрес Ирана). Позже иранские власти признались в том, что сбили борт «по трагической ошибке» из-за боевой готовности отразить объявленную Штатами атаку.

США понимают, что несут косвенную вину за произошедшую трагедию, но извинений Украина не дождётся. Вместо этого Украину сделают активным рупором для озвучивания проблем, связанных с вооружением российского (советского) производства. В частности, в Давосе.

Кейс призван отвлечь от того факта, что американские базы были обстреляны иранскими ракетами (настоящими), а США это «проглотили».

ЕС стремится сохранить свои особые отношения с Тегераном, чтобы не допустить полного и необратимого разрушения иранской ядерной сделки 2015 года. Госсекретарь США Майк Помпео, описывая в интервью Fox News свои разговоры с союзниками по поводу убийства Сулеймани, отметил: «Откровенно говоря, европейцы не были так полезны, как мне хотелось бы». В ЕС с тревогой воспринимают заявления иранского руководства о неизбежной мести американцам: 4 января Жозеп Боррель провел телефонный разговор с министром иностранных дел Ирана Джавадом Зарифом и пригласил его посетить Брюссель, подтвердив (как и Россия) полную поддержку иранской ядерной сделки. Он также выразил полную готовность со стороны ЕС внести вклад в деэскалацию в регионе.

Роль России и её руководства в регионе будет возрастать: В.Путин посетил Дамаск в разгар конфликта и провёл личные переговоры с целым рядом акторов, включая Р.Эрдогана.

То, что иранское руководство объявило о завершении мести за убийство К.Сулеймани, после атаки на две американские базы в Ираке, перекладывает в дальнейшем всю ответственность за происходящую эскалацию в регионе на Трампа персонально. Он единственный сейчас «заинтересован» поиграть в эту игру. Если Пентагон/Вашингтон продолжит агрессию, то совершит глобальную ошибку.

Иран же и Ирак поступили взвешенно и пропорционально даже в глазах своих оппонентов.

Госпереворота в Тегеране, на что надеются американские и британские спецслужбы, скорее всего, на данном этапе не будет: антизападные настроения в регионе доминируют, консолидируя общество.

Агрессивное поведение США в виде отказа покинуть территорию Ирака, несмотря на решение его парламента, а также пренебрежение мнением своих коллег по НАТО, выйдет им боком. Отзыв «черновика» решения, принятого в Брюсселе, покинуть Ирак, очень симптоматичен.

Кризис в НАТО нарастает, позиция Трампа в самих США слабеет – от него могут отвернуться многие соратники до того, как он их уволит.

Относительно масштабной эскалации конфликта, следует отметить несколько вариантов развития событий:

А) «Дистанционная война» с Ираном со стороны США и Израиля, которая перерастёт в наземную с апокалиптическими последствиями.

Б) Продолжение обмена ударами между США и Ираном под рост политической напряжённости и цен на энергоносители.

В) Политическое урегулирование с помощью Совбеза ООН и России, что, в конечном счёте, в интересах Д.Трампа.

Поделиться статьей:


Оставить комментарий