Главное меню

Прогноз в отношении развития вооруженного конфликта в Сирийской Арабской Республике

Сирийский конфликт — это прообраз вооруженного конфликта будущего, с участием достаточного количества внерегиональных и региональных акторов. Некорректно сравнивать его ни с Второй мировой, ни с войной в Афганистане периода СССР. В том же Афганистане практически всю его территорию контролировал Советский Союз и в отличие от Сирии на его территории не было контингентов иностранных государств и фактически неподконтрольных территорий Кабулу (исключение т.н. «Зона племен», но это сложилось исторически и стало внутриполитическим фактором Афганистана еще с времен шаха). К тому же на Сирийском ТВД активно стороны используют технологии т.н. «прокси» (Россия активно использует фактор частных военных компаний, несмотря на неурегулированность их статуса в законодательном поле России), т.е. нерегулярных формирований защищающих интересы государств, вовлеченных в конфликт, а также отрицания участия в боевых действиях своих военнослужащих. Как это делало в первые годы конфликта Турция и Иран.

В связи с последними событиями возможно следующее развитие событий.

Вариант 1.
В связи с выходом США из т.н. «ядерной сделки» с Ираном (договор СВПД) увеличивается вероятность удара со стороны США и их союзников (с включением Израиля) по позициям частей и подразделений КСИР и «Хизбаллы» в Сирии, а в случае с шиитским формированием возможно и на территории Ливана. Либо началом боестолкновений в Ормузском проливе и шире — в Персидском заливе между флотскими группировками. При вышеописанных выше сценариях возникает цепочка причинно-следственных связей, конфликт институализируется в межгосударственный и региональный.

Вариант 2.
Фактор Израиля. Израиль категорически не устраивает усиление позиций Ирана в Сирии, создание полноценной военной инфраструктуры, что фактически уже происходит. Это видно на примере разворачивания баз КСИР. Например, южнее г.Дамаска. Именно поэтому Израиль совместно с США либо самостоятельно может пойти на ограниченную воздушную операцию по нанесению авиаударов по выявленным объектам КСИР и «Хизбаллы». В любом случае продолжится нанесение авиаударов (как это имеет место постоянно с отрицанием данных фактов Армией обороны Израиля ввиду наличия фактора «неопознанных самолетов»). Эти удары опасны для контингента МО России (пример — гибель экипажа разведывательного ИЛ-20 в сентябре 2018 года), а также могут запустить т.н. принцип «домино», вплоть до региональной войны между Израилем и Ираном. Причем, вначале это будет конфликт на территории Сирии, а в дальнейшем может затронуть Ливан и выйти на региональный уровень с подключением не только США и их союзников по НАТО, но и суннитских монархий (несмотря на позиционный тупик в Йемене и конфликт ОАЭ с Саудовской Аравией, вылившийся в боестолкновения их «прокси» в г.Аден, суннитские монархии тоже окажутся вовлеченными в новую войну. За исключением, возможно, ОАЭ. Катар же скорее всего будет на иранской стороне).

Вышеприведенные варианты очень возможны, причем ситуация будет развиваться динамично и элементы из них могут быть объединены.

Делая заключение необходимо отметить, что в регионе Персидский залив-Сирия-Ирак сохранятся тенденции к усилению эскалации из-за вовлеченности в сирийский конфликт и активным участием в самом регионе многих авторов, а также противоречивости их интересов. Ситуация в данном сегменте геопространства требует постоянного мониторинга ввиду важности этого региона для национальных интересов России.

Поделиться статьей:


Оставить комментарий