Главное меню

Курдский фактор

В настоящее время курдский фактор вновь привлекает к себе внимание при проведение анализа в регионах Ближнего и Среднего Востока. Несмотря на крушение проекта независимого Курдистана, продвигаемого десятилетиями администрациями США, курды продолжают играть роль пусть не первостепенного, но важного фактора для оказывания влияния на изменчивую военно-политическую обстановку в Сирии и Ираке.


Что же представляет из себя данный геополитический феномен? На мой взгляд, некорректно говорить о курдском этносе, он продолжает состоять из различного конгломерата родов, племен и т.д. с конкуренцией между их лидерами. Фактически, курдского этноса не существует. Проблема также в отсутствии единой идеологии, общепризнанного лидера. Ведь курдское политическое поле представлено разнообразным спектром политических взглядов от крайне левых (маосизм) до крайне правых в стиле жесткого национализма с уклоном на проведение геноцида в отношении арабов, туркоманов и представителей других этнических групп. Осложняет обстановку и религиозное различие. Ведь представители курдских кланов исповедуют различные версии ислама (суннизм, шиизм), экзотический зороастризм, христианские течения. Есть даже подразделения состоящие из курдов в составе ИГИЛ (запрещена в России) и прочих МТО. Т.е. есть незначительный процент даже радикальных исламистских течений. Все вышеприведенные тенденции осложняют работу с представителями курдов российскому Центру по примирению сторон.

Необходимо отдельно отметить еще противоречия между кланами Талабани и Барзани, приводившие нередко к боестолкновениям между их военизированными подразделениями. Также есть РПК, SDF, YPG как крупные воеено-политические структуры и в последние годы добавилась проблема радикализации курдской молодежи, создании последними своих формирований. Например, «Соколы Курдистана». Это уже типичные террористы и диверсанты, считающие туже РПК предателями курдского народа и сделающие ставку на проведение резонансных терактов на территории Турции.

Теперь перейдем к анализу сирийского ТВД. В США мы констатируем внутриполитический кризис, вызванный с возможностью введения импичмента президенту, несогласием Пентагона с проведением Д.Трампом внешнеполитической линии на вывод войск из Ирака, Сирии, также есть влиятельные группы сотрудников в структуре Госдепа, фактически проводящие саботаж решений президента на ближневосточном/средневосточном направлении. Все это видно на приостановлении вывода контингента США из Сирии и в последний месяц в решении на его усиление (ввод бронетехники, разворачивание базы на основе мотопехотной бригады в регионе Рожава). Да, американские войска вышли из северного приграничья Сирии, но в основном Рожава осталась под их контролем. Но теперь мы видим провокации курдского населения к военнослужащим МО России в совместных с турками патрулях, нарастание боестолкновений между протурецкими бандформированиями объединенных согласно зонтичной структуры в т.н. Сирийскую Национальную армию (СНА) и отрядами SDF, сирийской арабской армией и ополчением, NDF. Происходит новая конфигурация конфликта на севере и помимо угроз перерастания «кидания камней» в пусть не полноценную диверсионную войну, но все же проведение на системной основе подрывов СВУ на маршрутах российских патрулей со стороны радикальных курдских элементов.

Также возрастает угроза полноценного конфликта между сирийской и турецкой армиями, между российскими и турецкими военнослужащими. Озвученное недавно министром обороны Турции решение о возможном создании совместных российско-турецких наблюдательных пунктов (НП) может привести не к стабилизации обстановки в ареале проживания курдов, а к организации нападений и обстрелов данных НП. Все это необходимо учитывать российской стороне, как и возможные провокации со стороны США используя подконтрольных им курдские отряды, а со стороны Турции — протурецкие бандформирования состоящие из туркоманов, арабов и наемников-исламистов.

Можно однозначно заявить одно — угрозы создания единого независимого Курдистана состоящего из провинций Турции, Сирии, Ирака, Ирана в текущий момент и на ближайшие годы не состоится.
Но проходящие беспорядки в Иране, Ираке, Ливане угрожают не только Ирану по «подрыву» т.н. «Шиитского полумесяца», но и представляют угрозу Сирии и российскому военному присутствию. Ведь все в данном регионе взаимосвязано, данная турбулентность политических процессов может перейти на территорию Сирии, а учитывая увеличение американского контингента в Рожаве нельзя исключать проведение реванша с их стороны с применением курдского фактора при резком ослаблении позиций правительства Сирии, поражений в Идлибе или еще каких причин.

Делая вывод необходимо отметить еще раз фрагментированность курдского политического поля в регионе и продолжение использования курдского этноса США в проведении их политики направленной на ограничение и сжатие сфер влияния России и Ирана в Сирии, и Ирана в Ираке.

Поделиться статьей:


Оставить комментарий